kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Картина маслом...

Из утренней почты:

в продолжение темы "Увы, это ещё не дно..."


"Петрозаводская митрополия/Костомукшская епархия


Дорогой дедулькин, это целая сага с всевозможными подробностями!

Ольга Сидловская:

ЗАМЕТКИ. Часть 6
Епархиальный сайт отметил медовым панегириком 5-летний юбилей управления митрополита Константина (Горянова) Карельской митрополией. В тексте, источающем обильное красноречие, нет и намека на мнение простых прихожан, потому что церковный народ для тех, кто сегодня фактически управляет Петрозаводской епархии – раб безгласный. Ему позволено только одно - сытно кормить своими денежными приношениями помощников архиерея.
Почему сложилось такое впечатление? Да хотя бы по такому яркому эпизоду. Почти в первые дни, после прибытия архиерейской команды в Петрозаводск, во время службы в одном из храмов города одна добросердечная прихожанка подошла к мадам и спросила ее святое имя, которое она носит в монашестве, чтобы помолиться о ней. Монахиня вспылила: «Не надо обо мне молиться, молись о себе». В этих грубых словах монахини «любовь» к ближнему буквально искрилась молниями, готовыми испепелить стоящего перед ней доброго и сердечного человека. С таким же неприкрытым пренебрежением мадам относится к священникам и монахам епархии, которые со смиренным терпением переносят приступы ее самодурства. В последнее время Салтычиха распоясалась уже до такой степени, что однажды отхлестала по лицу священнослужителя преподнесенным ей букетом.

Когда заблагоухали мощи преподобного Елисея Сумского, у представителя архиерейской команды нашлось очень странное и почти кощунственное объяснение. Дескать, святой рад тому, что в храме, в котором почивают его святые мощи, был сделан евроремонт (!). И по этому поводу, празднуя свою мнимую победу и придавая себе особый вес, архиерейская команда подвергла суровому осуждению митрополита Мануила (Павлова). Мол, это он довел кладбищенский собор до такого критического состояния. При этом критики владыки, естественно, постарались забыть о том, что при ныне покойном архиерее восстанавливалось немало старых храмов и строились десятки новых церквей и часовен. Понятно, что на ремонт обветшавшего каменного собора средств у епархии не хватало. Но храмовые стены постоянно покрывали свежей краской, а прихожане перед каждым праздником отмывали их от копоти.
Когда новые управители епархии приехали в Петрозаводск, собор выглядел ухоженным. Но за пять лет пребывания в храме новых хозяев, стены, которые перестали мыть, покрылись таким толстым слоем копоти от горящих свечей, что являли собой мрачную картину как будто после набега на церковь татаро-монгольских орд. Делать было нечего. Вот и пришлось взяться за ремонт, а вину за почти гибнущий храм переложить на Владыку Мануила.
Так почему бы пятилетний юбилей не рассмотреть и с этой нелицеприятной стороны? А благоухание мощей преподобного Елисея Сумского не принять смиренно как грозное предупреждение о последствиях за бедственное положение Петрозаводской епархии, в которое ее вогнали сопровождающие правящего архиерея чужестранцы, едва ли любящие Россию и грозной стеной отгораживающие его от паствы?
Отсюда: https://vk.com/wall20554024_22969

ЗАМЕТКИ. Часть 7
Владыка Мануил постоянно раздавал деньги всем, кто попадал в тяжелые жизненные обстоятельства. Благотворительность, чаще всего тайную, творили при нем и все благочестивые священники епархии. Помню, как в 90-е годы в Крестовоздвиженском храме отец Георгий Варга однажды подозвал к себе печальную женщину, которая в такое нелегкое время осталась одна с двумя малолетники детьми после ухода из семьи мужа. «Ты что такая бледная?» - спросил он ее с участием и что-то отдал ей с поминального столика. Женщина растерялась от неожиданности. «Это твоим детям», - подбодрил ее батюшка.
Продукты всегда раздавались в храме тем, кто в них остро нуждался. В тяжелые перестроечные годы Владыка Мануил благословил при храме в крестильном доме открыть трапезную для нуждающихся. Затем в ней стали трапезничать священники и свечницы, которые целыми днями пребывали в храме. Но по-прежнему в ней постоянно благословляли обедать кому-нибудь из пожилых прихожан, живших на небольшую пенсию. Таким же был порядок, по благословению Владыки Мануила, и в трапезной епархиального управления.
Когда в епархии обосновалась команда нового управляющего Карельской митрополии, традиция церковной благотворительности сразу же была решительно искоренена. Новый епархиальный делопроизводитель, назначившая сама себя полноправной хозяйкой Крестовоздвиженского собора, распорядилась продукты, приносимые прихожанами на поминальный стол, уносить под бдительным присмотром в трапезную и закрывать в шкафу на замок. Но поскольку освященные продукты стали сгнивать, и их вынуждены были выносить на помойку, мадам смилостивилась, и в соборе снова стали готовить трапезы.
Ввела мадам в соборе и головокружительную систему бумажного оборота. Каждое внутрихрамовое распоряжение, любая информация для прихожан о соборных службах теперь должна выпускаться только в трех экземплярах и непременно подшиваться в папки. Это ж сколько карельского леса было изничтожено за эти годы из-за неукротимой женской прихоти! Но еще более замысловатым стал контроль за храмовыми финансами. Счет медяков из церковных кружек, в которые прихожане кладут свои благотворительные приношения на различные нужды храма, превратился в странное действо, придуманное с каким-то иезуитским изуверством. Монеты стали считаться не оптом, как раньше, а необходимо было записывать количество монет строго по каждому номиналу. Это ж как упаришься при ведении столь странной отчетности! Зато с потными руками за такую работу уже не сядешь, чтобы случайно к твоим ладоням не прилипла хоть одна из сосчитанных монеток, поскольку иначе эта потеря будет приравнена к хищению из личного сундука мадам.
Таки А.С. Пушкин был великим провидцем, описав владельца подобного сундука в своей бессмертной поэме «Скупой рыцарь». Отож!
Отсюда https://vk.com/wall20554024_22972

ЗАМЕТКИ. Часть 8
Владыка Мануил всегда был доступен для людей, для всех, без исключения - был ли это простой прихожанин или глава республики. В 90-е годы я однажды увидела его в Крестовоздвиженском соборе. Служба закончилась, возле подсвечников хлопотали свечницы, а кое-где у икон молились те, кто пришел в собор по своим духовным нуждам. Но когда Владыка вошел храм, все, кто в нем находился, поспешили к нему навстречу. Приветливо улыбаясь, он благословил каждого подошедшего к нему и начал рассказывать людям, окружившим его плотной стеной, о том, что он только что вернулся из поездки в Москву, что встречался там с патриархом. Рассказал и о том, о чем шла их беседа. Я тогда впервые увидела Владыку Мануила так близко и была поражена той душевной теплотой, которая веяла от него.
Так было когда-то. Новые наследники епископской кафедры с первых дней показали, что от старых привычек всем нам придется отвыкать. Когда завхоз здания епархиального управления, привыкший к тому, что митрополит Мануил всегда предупреждал, куда и насколько дней он уезжает, задал помощнику нового архиерея вопрос, куда уехал владыка, тот жестко прервал его: «А тебе какое дело?». С тех пор здание епархиального управления, доступное раньше всем, кто нуждался в личных беседах с архиереем, стало неприступной крепостью.
По этому поводу вспоминается история, связанная с бывшим корпусом глазного отделения земской больницы, построенном в 1903 году. Дело было в 90-е годы, когда решалась судьба этого полностью разоренного и заброшенного исторического здания, находящегося в центральной части города, на красивой набережной Онежского озера. Пошли разговоры о том, что его намерены отреставрировать и использовать под казино. Но поскольку находится оно почти рядом с небольшим деревянным храмом Святого Духа, прихожане стали хлопотать о передаче его епархии, поскольку при храме было положено начало образованию сестринского общества.
Надо сказать, что бывший настоятель Кижского Спасо-Преображенского прихода приложил немало усилий, чтобы постепенно разрушавшийся старинный больничный корпус не попал в алчные руки местных новоиспеченных нуворишей. Помогали ему в этом и прихожане. Побывав в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга, одна из петрозаводчанок не могла не задать известному петербургскому протоиерею Василию Ермакову вопрос, волновавший православных верующих нашего города в те годы: отдадут ли власти города это здание епархии? На что батюшка ответил прикровенно: «Домик-то отдадут, да только кто в нем жить будет».
Этими словами известный и почитаемый в народе священник словно дал понять, что дальнейшая история здания будет достаточно сложной, что мы и наблюдаем по сей день.
Отсюда: https://vk.com/wall20554024_22990

ЗАМЕТКИ. Часть 9
Коротко о том, как еп. Игнатий отбывал в Петрозаводск под надзор Карельского митрополита до церковного суда. Сначала по Костомукше разнеслась весть, что опальный епископ тайно созывает верных ему прихожан на прощальную с ним трапезу. Ровно в назначенный час прихожане, считающие своим христианским долгом не осуждать (все мы люди грешные), пришли на встречу. Но епископ к ним не вышел, а передал через свою верную служку, что он вообще-то никого не звал. Прихожане в недоумении потоптались возле барского порога, приняли в подарок пироги, которые им вынесли и раздали от имени владыки, и пошли восвояси.
Что это было, чьих рук спецоперация, никто так и не понял. Своим отказом появиться на людях опальный владыка вроде бы показал, что кто-то намеренно от его имени собрал народ. Дескать, до сих пор вредят, чернят и прочее. И в то же время сбор народа был словно показательный, чтобы картинка проводов со стороны впечатлила.
Отсюда: https://vk.com/wall20554024_23009".


P.S. Ваши письма, обращения, жалобы присылайте дедульке на kalakazospb@gmail.com
Tags: Игнатий Тарасов, Константин Горянов, Костомукшская епархия, Ольга Сидловская, Петрозаводская епархия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments