?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Пир победителей
Пиллигримство
kalakazo
При жизни неутомимого в зарубежных разъездах,
приснопамятного митрополита Никодима Ротова,
в русском православии была какая то ещё видимость
живой жизни - не сама она даже,
но хотя бы одна из ея эрзацзаменителей,
то в день,
у папской туфли,
его блаженного преставления,
и отходных молитв
читанных над ним самим папой Павлом Первым,
повеяло вдруг болотным дуновением.
Несмотря на всецерковнай траур,
9 сентября тезоименитство патриарха Пимена,
праздновалось в Елоховском в Москве
с неслыханным размахом,
а заупокойную всенощною в тот самой день
в Троицком бывшей Александро Невской лавры,
у архирейского рундука
у крытого мантией,
дубоваго - папский дар - исполинского размеру гроба,
пеленающего изнутри ещё
и нераскупореный ковчег цинковый,
из синодалов
владыка Ювеналий совершал в гордом одиночестве:
"К вечеру 5 сентября ко мне пришли и сказали:
"Мужайтесь владыко! -
и я сразу догадался о самом,
о самом что ни на есть возможно трагическом:
нет уже с мною моего дорогого аввы".
10 сентября 1978-го в Троицком
на Божественной литургии,
в три ряда на соборных колоннах
венки из гроздьев живых цветов.
и толпа пытавшаяся дважды качнуться
и устроить было в самом большом
действующем соборе России
новую ходынку.
Святейший Пимен появился в алтаре уже к ея концу,
не в попад сурьмясь и помавая бровями,
лыбясь,
очевидно ещё не отойдя
от вчерашнего луккулового пиру.
Речь на отпевании,
точно он копия дорогого Леонида Ильича,
святейший Пимен произносил
по заранее писанной для него бумажке,
за гробом на Никольское кладбище
совместо с Ленинградским "местоблюстителем"
владыкой Антонией Мельниковым не пошёл,
а вместо этого отправился
в гостинницу "Москва",
продолжать вчерашний московитой "пир победителей".
5 сентября 1978-го ведь и стала радостливой вехой
для "московской партии":
она окончательно и навсегда уже победила,
превнося в церковность дух энтропиии и
всё более погружаясь сама в тенеты
летаргическо сладкого плену...

  • 1

повеяло вдруг болотным дуновением

и вослед тому веянию болотно-пузырчатому быстро-быстро пошла никодимовщина сдуваться - пока не сдулася вся. Как и не было. Митрополит Антоний Мельников, прозванный за особенность своего черепо-лицевого устроения "зубастым митрополитом", угодливо почал изводить то, что в никодимовы времена было доброго. Благо ещё, что не только добрым та эпоха была характерна - кое чего и осталось, никому не мешаючи. Ни внешним, ни внутренним попечителям.

песнь победна - а всё ж таки мы его закопали!

Больно уж они тогда пАпежа того латынского спугалися. Счастию своему никак не верили, как помер Никодим. Как бы иначе с ним таковым правились - ума не приложу. А ведь управились бы - и гадать нечего.

Счастию своему никак не верили, как помер Никодим

О да ещё как радовалися, причём подчас сами никодимовские птенчики и радовались,
что беспределу ихзнего аввы "положен конец".
А то что сами никодимовцы быстрёхонько стали сдуваться
для меня в том загадки никакой вовсе и нету:
все как на подбор "смазливыя" а ведь в каждом из них уже по воспитанию саветскаму
жила "перемётная сума"...

зачем попу гармоника?

Какая уж тут, друг мой, загадка. Нету ея никакой! Насчёт же все "самазливые" - я бы с такой категоричностью говорить не рискнул. Были бо и косорылые. Но вот, что совецки помои у каждого почти в душеньке поплёскивались - правдоподобно вполне. В церковной-то среде они, пожалуй, настоялися ещё и погуще, чем в миру. Правда, одначе, и то, что ни от кого из "никодимовцев" мне дурного слова о нём слыхать не приходилось. Тоже ведь - показатель. нонещняго главпечальничка-то - ленивый ведь толико и не удосужит поношением.

  • 1