kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Заметки о Тобольской Духовной семинарии, часть 4

Из утренней почты:

в продолжение саги "Тобольская семинария..."


"Заметки о Тобольской Духовной семинарии, часть 4


Условия проживания

Условия проживания в Тобольской семинарии-одна из, как вы уже поняли, немногих положительных сторон жизни её воспитанников. Живут студенты в хорошем общежитии, это стоит отметить. Места хватает, количество комнат только на одном этаже(а всего их 3) рассчитано на 100 человек. Комнаты рассчитаны на 4 человека. Учитывая, что в семинарии учится всего 40 человек, а в скором времени их число достигнет 20, несложно подсчитать, что даже в настоящий момент в каждую комнату можно заселять по 2 или по 1 человеку, но доблестные боголюбцы заселяют каждую комнату полностью, стремясь привить будущему пастырю христианскую скромность . Запрет ходить в душ, кроме 2-х раз в неделю, очевидно, также является особым приемом аскетической практики. Как мне думается, таким образом воспитанники проникаются неподдельным духом нравственности, а в скором времени этот “дух” начинают чувствовать окружающие, которые всё-таки имеют возможность помыться. На просьбу оставлять душевую комнату открытой уважаемые товарищи из Православистической партии России (ППРФ) отвечали тем, что для семинариста главное-чистота души, а чистота тела совсем никакой роли в спасении души не играет, поэтому нужно смиренно проецировать в окружающий мир прекрасный запах выделений потовых желёз. А настоятельные просьбы предоставить возможность помыться расценивались христанутой братией как симптомы “греховнаго эгоизма” или “духа противления”, что, само собой, не приветствуется у главы авторитарной секты “ТДС”. А ведь мы же с вами понимаем, насколько важна брань духовная, “потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной”(Еф. 6:12). Из вчерашних школьников воспитывают настоящих аскетов, нестяжателей, молитвенников за землю русскую, готовых уже в скором времени вступить в борьбу с невидимыми силами сатаны и осуществить святой прогиб.

По этой причине многие студенты за годы нахождения в системе настолько привыкают к собственному чуханству и грязным волосам, что перевоспитать себя им бывает очень не просто. В итоге, семинаристы выглядят неухоженно, неопрятно, а от многих особо одарённых личностей разит потом. К слову, объективных причин не предоставлять возможность нормально помыться у руководства конвейера по изготовлению носителей благодати нет, общежитие оборудовано душевыми кабинами, вместительной парной, комнатой отдыха и даже небольшим бассейном. Но доступ к нормальному существованию ограничен ограниченностью господ-рясоносцев. Да, условия действительно прекрасные, в расположении семинарии находится также игровая комната, оборудованная бильярдным столом и массажными креслами, правда, входить туда нельзя, ибо земные удовольствия уводят ум от богообщения и неустанного пребывания в мысли о спасении, и земные услаждения могут повредить вкушению молитвенной сладости. Также общежитие оборудовано хорошим тренажёрным залом, вход в который также несвободный, а только 3 раза в неделю по полтора часа после молитвы, ибо, по слову дорогого отца-дебильца Макария, в семинарию не тело приходят прокачивать а душу, ведь любование телом-это “нецерковное”.

Условия проживания девушек-студентов

В обязательном порядке считаю нужным указать, что для парней организованы весьма достойные условия проживания, а вот у девушек-регентов и студенток иконописной школы с условиями проживания дела обстоят на несколько порядков хуже. Девушки живут в хрущёвской полуразвалившейся 4-х этажке, по стене которой по диагонали проходит огромная трещина, что, по мнению Его Единороссейшества, вполне нормально и даже замечательно. Мне отлично помнится, как на вопрос, почему бы не переселить девочек в более достойные условия, этот купололюбивый браток ответил, что трещина вообще ни на что не влияет, поэтому всё останется так, как есть. Самый главный парадокс здесь заключается в том, что епархия каждый год получает в своё пользование всё новые и новые здания, а девочки все равно вынуждены жить в абсолютно убогих условиях. Скажу так, что за время, проведённое в школе профессиональных ничегонеумельщиков, у меня сложилось определённое мнение об отношении нашего православного партийца к женщинам. Думаю, что он их недолюбливает, недолюбливает очень сильно и считает их много ниже себя. Не знаю, насколько это соответствует действительности, но многие моменты, подмеченные мной за этим одиозным персонажем, свидетельствуют именно о подобном отношении.

Условия проживания женатых семинаристов

Женатым семинаристам от епархии предоставляется комната в семейном общежитии. Семейное общежитие ТДС-целый анекдот. Находится оно в здании бывшей Тобольской тюрьмы. Корпус, конечно, находится в ужасном состоянии: течёт потолок, гнилой пол и всё прочее в стиле Сверхдержавы. Думаю, многие слышали, что Тобольск был ссыльным городом, куда стекались многие заключенные, а затем и наши советские товарищи устроили там конвейер по уничтожению собственного народа. Так вот в одном из корпусов той самой фабрики смерти сейчас проживают молодые пары. Очень романтично.

Питание

Про питание в семинарии можно написать целый трактат под названием “Невменяемый рацион”. Согласно учению главаря тобольской златокупольной бригады, “пастырь добрый должен быть не от мира сего”, что, по интерпретации вышеупомянутого белобородого фокусника в рясе, означает максимальную неспособность мыслить самостоятельно и быть эдаким карманным дурачком, поэтому в Сибирском Хогвартсе организованы все условия для воспитания подобных индивидуумов. В частности, ради приглушения когнитивных способностей личности в учебном заведении, как мне кажется, калораж рассчитан так, чтобы лишней энергии на мозг не уходило, в связи с этим качество питания оставляет желать лучшего. И как бы ни старались сотрудники трапезной, из топора каши не сваришь, ведь начальник церковных братков неустанно бдит о недопущении случаев сытных яств. Питание в семинарии 4-х разовое. Традиционно на завтрак даётся почти несъедобная овсяная каша(виды несъедобных каш могут варьироваться), чай, качество которого, прямо скажем, не очень, маленький кусочек сливочного масла, одно яйцо и хлеб. Зачастую с завтрака уходишь попросту голодным. На полдник обычно предлагают или очень жирный пончик из полу-хлебного теста(нет, это не те пончики, к которым мы привыкли в американских фильмах), это настоящая помесь булки хлеба с бутылкой растительного масла; серьёзно, масло можно рукой отжимать, или булочку с изюмом, или, что бывает крайне редко, сосиску в тесте(все зависит от дня) и чай. С полдника также уходишь голодным, но спасает голодных ребят находящийся неподалёку богомерзкий ларёк со вкусной выпечкой, в котором по весьма разумным ценам можно приобрести себе весьма вкусную неправославную самсу или богохульный чебурек, которые могут на время утолить благодатное чувство голода, направляющее помыслы горе. На обед предлагается достаточно вкусный суп, второе(может быть пюре с котлетой, может быть рис с тушеным мясом, либо что-то другое), неплохой салат и компот. Нужно сказать, что в большинстве случаев только обед и являет собой более-менее прилично сформированный приём пищи, так как все остальные иногда даже есть невозможно, ибо Владыка следит, чтобы вкус пищи не перебивал молитвенного сосредоточения. На ужин готовят разнообразные блюда и подают согласно расписанию, в ужин могут входить как довольно вкусные блюда(ленивые голубцы, бигус), так и абсолютно несъедобные( варёно-жареные в диком количестве масла пельмени, гороховая каша). Это мы рассмотрели НЕПОСТНЫЕ дни, теперь предлагаю рассмотреть постные. В периоды поста, которые занимают от 178 до 212 дней в году, ситуация с питанием в тобольской школе православных магов обстоит куда печальнее. Рацион питания в святые дни поста сокращается в несколько раз, поэтому молитвенная благодать начинает сочиться из уст будущих пастырей. Важно заметить, что в особо аскетичный период Великого поста в качестве дара за священную голодовку можно удостоиться слышать голоса различных потусторонних сущностей и попасть в область молитвенный экстаза, именуемого в народе гастритом. Но это все от лукавого, а гораздо важнее та духовная польза, которую получает человек от святого голодомора. В тобольском училище благочестия подобная аскетическая практика вживляется с первых дней пребывания в его стенах. По уставу, на неделе 2 постных дня: среда и пятница, период Великого поста(2 месяца)-период большой голодовки, Рождественский пост (1,5 месяца), Успенский пост (в среднем-месяц), пост Петра и Павла (около 2-х недель), плюсом однодневные посты на всякие церковные праздники. В такое время рацион питания очень скудный: мясо абсолютно исключено, дозволяется только немного рыбы, в случае с ТДС-это кусочек безвкусного приготовленного на пару минтая. В такое пессимистичное время на завтрак дают геркулесовую кашу на воде, салат из зеленого горошка и морковки и чай. На обед-пресловутый минтай с рисом или гречкой. Полдник заслуживает отдельного внимания. Мне хорошо помнятся моменты, когда достаточно часто в постные дни на полдник студентам приносили….хлеб. Просто хлеб с повидлом отвратного качества. Для меня было очевидно, что религиозная шизофрения золотошляпных дружков доходила до такого уровня, что они считали нормальным оставлять людей голодными, так как, по мнению товарища в белой шапке( Капалина), о телесной оболочке можно не думать, ведь главное-душа. А через 5 минут кто-нибудь из касты этих любителей православного магизма с бешеным взглядом врывается в трапезную, дабы напомнить воспитанникам о том, насколько семинария заботится о своих “чадах”. В общем, уровень лицемерия особенно в период поста зашкаливает. В принципе, лицемерие и работа “для галочки”-важнейшие черты северного ЦИРКовного училища. На постный ужин также для галочки дают самые дешёвые рыбные консервы, залитые, по-видимому, машинным маслом, безвкусная каша и чай. Таковы основные черты пищевого расписания в ТДС.

Время Великого поста

Так уж сложилось, что христианская традиция неразрывно связана с аскетическими практиками, которые в основной своей массе в Церкви представлены в виде постных дней и по продолжительности занимают более половины всего года. И самый продолжительный и строгий пост назвали Великим, идёт он почти 2 месяца. По задумке, он должен готовить верующего ко дню Святой Пасхи. Давайте же посмотрим, каким образом эта подготовка проходит в стенах Тобольских Духовных школ.
В первую очередь необходимо сказать, что период первой седмицы (так в Церкви именуют недели-7 дней) является неучебным, на этой неделе принято совершать особые утренние великопостные богослужения длиной в 5-6 часов. После богослужений обычно отдых до 18:00, а затем ещё одна служба, называемая великим повечерием, длится которая около 2-х часов. И так 5 дней подряд, а суббота и воскресенье идут по обычному распорядку. Скажу, что для меня непонятно, зачем делать такие длинные богослужения, ведь все время смотришь на часы и ждёшь, когда это закончится. Исходя из своих субъективных ощущений и наблюдений, могу заключить, что вместо желаемой “духовной пользы” эти сугубые замаливания приводят к излишней раздражённости, так как человек вынужден всё время находиться в храме и участвовать в малопонятном депрессивном карнавале. Во время культовых мероприятий Святой Четыредесятницы облачение служителей и всё убранство храма имеют чёрный цвет, что подчеркивает особую аскетичность данного периода. 6-часовые моления сменяются пением хора и набубниванием типа очень важных сакральных текстов, смысл которых из-за неудобоваримости церковно-славянского языка остаётся сокрытым как от самого чтеца, так и от присутствующих в храме. Справедливости ради отмечу, что эту неучебную неделю при желании можно посвятить абстрагированию от череды бесконечных тороторок церковизмов путём погружения в чтение обычной светской литературы; лично я использовал художественную литературу. Однако и здесь нужно быть аккуратным, ибо если какой-нибудь малограмотный дежпом или проректор увидят у Вас книгу нецерковного характера, то велика вероятность быть обвинённым в духе противления, антихристианских настроениях и служения антихристу. Также стоит отметить, что в великопостный период исполняются одни из самых красивых песнопений годичного круга богослужений, так что можно насладиться и этим. Однако же сколько бы я ни пробовал абстрагироваться от всей этой магической обрядицы, ощущение быссмысленности, происходящего вокруг, не покидало меня. К тому же, эскапизмом, конечно, заниматься можно долго, но лично меня хватало дня на 4, а потом так или иначе всё равно приходится возвращаться на землю, где продукты епархиального мозгопромывочного комбината старательно изображают мифическую духовную жизнь. Ощущение этой бессмысленности и пустоты подкреплялось ещё и тем, что в семантике и истории формирования канона в реальности разбираются от силы 5 человек на всю семинарию, а более- никто и ничего не понимает: не понимает архиерей, не понимает ни один проректор, не понимает ни один священник, все просто исполняют некий обряд, да ещё с таким лицом, будто для них это что-то значит, хотя на самом деле все просто поскорее хотят закончить этот средневековый фольк-маскарад и разойтись по домам. Но! Вслух об этом вряд ли кто-то скажет, ибо вокруг начнётся поросячий визг осуждения, потому как злоба, лицемерие, хамство, двуличие и чиноприклонение являются основными скрепами современной церковной жизни, что в свою очередь перенимает и Тобольская епархия.
После того как прошла первая седмица поста, жизнь в семинарии возвращается на круги своя. Но это ещё не все сюрпризы времени Большого голодомора, ведь весь пост венчает Страстная седмица. Эта неделя также является неучебной, и её распорядок очень похож на распорядок первой седмицы: всё те же обрядовые экзекуции, та же озлобленность, та же бессмыслица. Но с началом этой недели потихоньку начинает веять Пасхой, так что эмоциональное состояние стремится на подъем, несмотря на усиление храмовой депрессии и официальное ужесточение постовой голодовки.
Как было описано выше, время Великого поста, помимо обилия культовых мероприятий усугубляется тем, что появляется официальный запрет на употребление в пищу скоромного, то есть шансы молитвенно приобщиться к преподобному гастриту взлетают параболически. Важно понимать, что для скрепного сознания Капалина такого понятия, как “здравый смысл”, не существует, поэтому студентов в это время активно пичкают травой и лишают необходимого количества пищи, оправдывая это той же мифической “духовной пользой”, хотя на деле ни к какой пользе это не приводит, а приводит лишь к излишнему урчанию в животе.
Также во время великой голодовки в духе лучших авторитарных сталинских традиций, перенятых у вождя народов свечной мафией, в стиле христианской свободы строго запрещён выход в город, то есть за пределы Красной площади, и семинария начинает жить за железным занавесом. В этот период данный запрет действует реально, и если вдруг какой-нибудь “доброжелатель” донесёт на незадачливого беглеца проректору, то санкции к такому дезертиру могут быть применены самые строгие, вплоть до отчисления.
Резюмируя опыт Великого поста в Тобольской семинарии, могу заключить, что своих “духовных” целей данная метода не достигает. Оцените сами: вместо обещанной “лёгкости” мы получаем откровенное лицемерие, усиление и без того огромного количества злобы, ничем не прикрытое хамство и прочий беспредел. В это время можно ощутить заметную склонность главы епархии и его верных приспешников к “закручиванию гаек” и весьма неприглядной слежке за студентами. Думаю, что данное время расставляет все точки над “i”, становится видна истинная личина исповедников авторитарного мракобесия..."


P.S. Ваши письма, обращения, жалобы присылайте дедульке на kalakazospb@gmail.com
Tags: Дмитрий Капалин, Тобольская епархия, Тобольская семинария, очерки бурсы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments