kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Тоска, опустошение, грусть, ярость и стыд...

Православие и мир:


"Тоска, опустошение, грусть, ярость и стыд. Что вы чувствуете после 2 февраля?

Мы задали постоянным спикерам и авторам «Правмира» один вопрос

Редакция "Правмира"
3 февраля, 2021


В Москве и Санкт-Петербурге вечером 2 февраля прошли несанкционированные акции. По данным «ОВД-Инфо», к 07:30 в России задержаны 1408 человек. Действия Росгвардии и полиции были жесткими. Мы задали спикерам «Правмира» один и тот же вопрос: что вы чувствуете после этих событий?


«С молодыми людьми говорят языком дубинок и автозаков»


Протоиерей Алексей Уминский:

— Все больше чувствуешь беспомощность и огромную тревогу за будущее нашей страны. Молодых людей запугивают, когда они просто выходят на улицы, не совершая никаких злых поступков и не выражая агрессивных мыслей. Они стремятся к справедливости, они хотят быть услышанными, они хотят, чтобы с ними разговаривали не на языке дубинок и автозаков. Такое же отношение властей к собственному народу мы видели в Белоруссии, и это для меня очень горько.

Мне трудно комментировать решение суда, потому что это не моя компетенция. Думаю, Алексей Навальный шел на этот суд сознательно и понимал, чем для него грозит возвращение на родину. Мой опыт общения с нашей судебной системой говорит вот о чем. Я бывал на судах по «Московскому делу», когда выносились приговоры Константину Котову и другим, и мне тогда было совершенно очевидно, что суд действует, прежде всего, как репрессивный орган, который озабочен проблемой наказания, но не проблемой истины. Это мое сугубо личное впечатление от того, что я видел сам.

Речь идет не о гражданской войне или о революции, которыми нас пытаются устрашить. Речь идет о совершенно обычных правах граждан любой страны, их гарантирует Конституция. Не может быть так, чтобы люди в демократической стране, которой называют Россию, не имели права выражать собственное мнение путем мирных акций. И совершенно непонятно, почему эти митинги считают несанкционированными. Для меня это огромный вопрос.


«Варфоломеевская ночь»


Ольга Седакова, поэт:

— Какие это у меня вызывает чувства? Возмущение, переходящее в ужас. Этот тип отношений власти и населения готовился много лет, и вчера карты на стол были выложены.

Страшные картины оккупированного центра, избиения и захвата кого попало на улицах, я бы сказала, слишком, кинематографически эффектны. Но не менее эффектен был абсолютно пустой город, по которому катил кортеж новоизбранного президента в 2012 году. Такого мир не видел. Мы все в том же фильме.

Абсолютная неподсудность власти, ее запредельная вооруженность и готовность к самым жестоким действиям против «внутреннего врага». На стороне населения — полное бесправие и безоружность, полное отсутствие представительства во власти. Простое, открытое насилие против безоружных людей, напоминающее страшные эпизоды истории, знаменитые «ночи» вроде Варфоломеевской. Других отношений — кроме хронического террора — впредь не предполагается. Будете вести себя смирно — будете жить дома и работать на своих работах. Если нет — смотрите. «Вести себя смирно» включает в себя все больше условий. Регламентируется (с уголовной ответственностью) даже изучение истории.

Возвращение Алексея Навального переменило привычные правила игры, которые считались единственными: оппозиционеры и неугодные люди ни о чем другом, как покинуть страну, не помышляли. Я думаю, это сильный сдвиг и у него будут последствия.

В любом случае, после событий последних недель и особенно вчерашних все становится совершенно ясно. «Гибридность» режима, о которой привыкли говорить, слетела, как маска, и налицо военная диктатура. Вопрос только в том, сколько может удерживаться власть, у которой в ресурсе только устрашение и жестокость.

Все сравнения нынешнего положения с революцией 1917 года вызывают у меня глубокое несогласие. Речь идет не о смене строя правления, каким была монархия, а всего лишь о правильном функционировании избирательной системы, которую формально у нас никто не отменил.


«Это была даже не облава, а выхватывание людей с улицы»


Иеромонах Феодорит (Сеньчуков):

— То, что вчера происходило в Москве, называется беспределом, исходя из того, что мы видим в роликах, в каких-то сообщениях в сети. К этому надо так и относится — как к беспределу. Это ненормальные действия власти.

Понятно, когда есть митинг, прямое противостояние, в конце концов, тут люди знают, на что идут. И можно быть на стороне митингующих либо власти. Вчера не было даже каких-то организованных выступлений. Когда начинается даже не облава, а выхватывание людей с улицы — а вчера было довольно много таких сообщений — то это, конечно, ни в какие ворота не лезет.

Церковный человек в таких случаях обращается к Богу, молится, чтобы Господь, если это идет сверху, усмирил злую власть. А если эти действия не исходят непосредственно от власти, усмирил исполнителей и чтобы эти люди были наказаны.


«Происходит яростное насилие, а многие это оправдывают»


Светлана Строганова, многодетная приемная мама и руководитель клуба приемных семей фонда «Арифметика добра»:

— Все что я чувствую — это растерянность и грусть. Тоску.

Это как когда ждешь, что плохое должно случиться, но все равно надеешься, что сейчас произойдет какое-то чудо. Но чуда не произошло, и от этого грустно. Потому что понимаешь, что все развивается по плохому сценарию. Это очень горько и печально.

Вообще, меня беспокоят больше всего две вещи. Первое — что происходит насилие. Причем такое яростное и абсолютно никак и ничем не обоснованное.

А второе — что находится очень много людей, которые это оправдывают. Это из серии «нечего юбку было короткую надевать, вот и изнасиловали». То есть нечего было на улицу выходить, и не получили бы дубинкой.

Такое общественное принятие и оправдание насилия — это очень типично. Так же зачастую относятся и к жертвам домашнего насилия. Эта тема проходит красной нитью через все в нашей жизни. Такое признание права на насилие. Это меня очень печалит.


«В умах — гражданская война»


Иеромонах Дмитрий (Першин):

— Стыд за действия властей, ввергнувших страну в состояние гражданской войны. Пока она происходит в умах. Но уже разорваны отношения, друзья, родные смотрят друг на друга через призму 1917-го, 1991-го. Вновь в ходу клеймо «враг народа», «зарубежный наймит».

Но что самое печальное — из каждого утюга доносятся призывы отказаться от права, начать жить по законам военного времени, и они находят своих адресатов. Россия продолжает идти путем Италии 1920–1930 годов. Но мы помним, к чему привела эту страну политика Муссолини.

И это при том, что правительство Мишустина уже отчасти ответило на критику оппозиции, наведя порядок в сфере налогообложения и оказав поддержку наиболее перспективным направлениям бизнеса. Тем самым в арсенале властей был и мирный сценарий, но они избрали драконовские меры. И мне непонятно, зачем… Ведь наша власть как никто другой знает, что андроповщина обернулась крахом СССР".

отсюда
Tags: Алексей Навальный, Алексий Уминский, Апокалипсис наших дней, Дмитрий Першин, Православие и мир, Феодорит Сенчуков
Subscribe

  • Андрей Кураев – спорная фигура...

    Андрей Кураев — о коррупции, будущем церкви и слезах русских баб Андрей Кураев – спорная фигура Русской православной церкви: богослов,…

  • Накануне...

    diak_kuraev:"Накануне На завтрашний суд я пойду. Мое двухмесячный и трехкратный отказ от явки был вполне ясно мотивирован: нельзя…

  • Что за странная икономия за счёт авторитета Церкви?!

    В продолжение темы Монолог духовного чада Меркурия Иванова... Анатолий Степанов на РНЛ: "В последнее время выходки представителей духовенства,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments