?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Не тот китежанке...
Простите
kalakazo
Монрепо и рождался под
замыслом искусной десницы
как пиитной оазис,
крещён был в "бурю и натиск"
немецкого романтизма,
чтобы прорасти впоследствии
переплетениями русского модерну
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16589351/.
Именно здесь грезил и молился
отец русского серебряного веку
Владимир Соловьёв:
"Серое небо и серое море
Сквозь золотых и пурпурных листов,
Словно тяжелое старое горе
Смолкло в последнем прощальном уборе
Светлых, прозрачных и радужных снов"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16589350/ .
Здесь "додумывал то, чего невозможно додумать в Петербурге"
и другой странник и бесприютной пилигрим
Осип Мандельштам,
именно в Выборге "надумав"
принять крещение в епископально пресвитерианскую веру:
"Я причалил и вышел на берег
седой и кудрявый;
И не знаю, как долго,
не знаю, кому я молился…"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16589355/ .
Звонче всех выборгские брега
воспел, конечно же, Вадим Гарднер -
имя напрасливо забвенное:
"Люблю я шум прохладного прилива
И пену волн и ветра дикий вой
Громады туч несутся горделиво
Волна бежит и в камень бьет крутой
Поклон дерев люблю, песок зыбливый
И острый след, оставленный волной
И грома треск, блеск молньи торопливый,
Поток дождя с его густою мглой -
И корни ольх, поднятые водою,
И качку лайб то носом, то кормою,
Люблю твой гул, живительный прибой!
Ты мне мила, суровая природа
Финляндии, страны моей родной —
Сосна, гранит, на море непогода"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16412706/.
Но самыми загадочными остаются стихи -
то ли видение, то ли наваждение,
то ли безуспешная попытка бегства
от собственной страдальческой судьбы -
Анны Андреевны Ахматовой,
вышедшие из-под её пера в марте 1940-го,
в ночь штурма советскими войсками Выборга:
"Прямо под ноги пулям,
Расталкивая года,
По январям и июлям
Я проберусь туда…
Никто не увидит ранку,
Крик не услышит мой,
Меня, китежанку,
Позвали домой.
И гнались за мною
Сто тысяч берез,
Стеклянной стеною
Струился мороз.
У давних пожарищ
Обугленный склад.
«Вот пропуск, товарищ,
Пустите назад…»
И воин спокойно
Отводит штык.
Как пышно и знойно
Тот остров возник!
И красная глина,
И яблочный сад…
О salve, Regina! -
Пылает закат.
Тропиночка круто
Взбиралась, дрожа.
Мне надо кому-то
Здесь руку пожать…
Но хриплой шарманки
Не слушаю стон.
Не тот китежанке
Послышался звон"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16412679/...


  • 1
хотел я осенью вырваться в Монрепо -- погулять и пофотографировать; да не вышло... теперь до след. осени...

Отченька, а не знаете ли, Осип Эмильевич православие позже не принял ли? Я знал о том, что он был крещен в протестантизме, но "и Евхаристия как вечный полдень длится", "люблю под сводами седыя тишины..." явно не под впечатлением от лютеранской кирхи написаны...

не принял. были амуры с Карташевым. но все перешибло самопонимание себя патриархом: "как Тихон, ставленник последнего собора...". и Цветаева тоже негативно повлияла: "с такой монашенкой туманной..." О.Э. был слишком честен, чтоб сочетать то, что та же Цветаева или Ахматова могли легко сочетать по праву рождения и естественного как им казалось наследства.

в Люторову веру

Виноват-с! Осип Эмильевич, любезный сударь мой, принял крещение в епископлаьной методистской церкви.
После 1905 года имела она свои приходы и в "континентальной" России. Издавала несколько лет журналец малый, глаголемый "Христианский поборник". Многие евреи принимали тогда крещение у католиков, лютеран, реформатов - видели, верно, какое-то преткновение к переходу в "единостапасающую". Ситуация изменилась лишь после начала смуты, когда Русская церковь и гонительницы превратилась в гонимую.

Re: в Люторову веру

Ваша правда, друг мой, Ваша правда, исправлю...

  • 1