kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Отец Макарий

"Макарьюшка, свет очей моих..."
Отец Макарий в притворе,
что-то сердито тыкавший бабкам,
колыхаясь животом,
точно девятимесячная на сносях,
колобочно откатывается
от моих удушливых объятий,
испужливо косится минуту-другую,
потом, точно обмерев,
выдавливает:
"А мне сказали, что ты помер!" -
"Типун им на язык:
это не я, а Дудинов умер". -
"Да-да, Дудинов Пётр Александрыч, -
повторяет он механически за мною,
в такт тряся седою бородою,
а потом, уже несколько оживая,
перечисляет академических покойников -
"Успенский,
Ливерий Воронов,
Бронский,
Медведев,
Модест,
Венедикт..,
а от чего Венедикт умер?" -
"От водки, известно, и помер!" -
отвечаю, глядя на него слишком
видимо участливо.
"Я лечусь, лечусь сейчас,
раздельным питанием,
вот уже на пять кило похудел!" -
"Заметно!" - с похвалой выговариваю
про его натужные старания,
и он своей беременостью и тревогой в глазах,
точно вот-вот я ляпну ему какую-нибудь гадость,
напоминает мне Алексия Ридигера
сорок лет назад...
Сорок лет спустя
его подобие -
(Ридигера принимали за "эстонского жида",
Макария - за "жида греческого"),
уже совсем оживляясь,
меня с воодушевлением вопрошает:
"А правда, у отца Сергия Кузьмина - рак мозга?" -
"Сущая правда - оперированный рак мозга!" -
"Ты бы знал, как это мурло надо мной издевалось!" -
у отца Макария появляются слёзы на глазах,
как воспоминания о первой встрече
с тем церковным садизмом,
какой почему-то и именуется недоразуменно
братской любовью во Христе Исусе!
Tags: Макарий Шамсудинов, игумен Сергей Кузьмин, новгород
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments