kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Несвятой Гавриил...

Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь:

"20 мая 2021 г. Заупокойную литию по архиепископу Гавриилу (Стеблюченко + 20.05.2016), Наместнику нашей обители с 1975 по 1988 гг., совершил перед братской трапезой митрополит Тихон."




"«ГРОЗНЫЙ НАМЕСТНИК, СМИРЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК»:

О ЖИЗНИ И СЛУЖЕНИИ АРХИЕПИСКОПА ГАВРИИЛА (СТЕБЛЮЧЕНКО)

Монахиня Ольга (Каурова)

20 мая исполняется 5 лет со дня преставления ко Господу архиепископа Благовещенского и Тындинского Гавриила (Стеблюченко). Образ владыки Гавриила, этого «Грозного наместника» Псково-Печерского монастыря, стал известен благодаря книге митрополита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые». Сегодня архиепископа Гавриила вспоминает монахиня Ольга (Каурова), которая 21 год в качестве келейницы и регента архиерейского хора находилась при приснопоминаемом иерархе.


– Матушка, как произошло ваше знакомство с владыкой Гавриилом?

– Я родилась в Хабаровске. В кафедральном соборе этого города наша мама – Лилия Серафимовна – была регентом. В семье нас было 4 девочки (Мария, Анюта, я и Люся), и мама воспитывала нас одна, так как папы рано не стало.

В 1988-м году, незадолго до праздника Успения Пресвятой Богородицы, стало известно, что в епархию назначен новый архиерей, который приехал из далёкого Псково-Печерского монастыря...

Я была небольшого роста и, подойдя к кафедре, увидела вблизи владыку, который показался мне очень большим и величественным. Он оценивающе посмотрел на меня и начал что-то доставать из кармана, потом наклонился ко мне, дал 10 рублей и сказал: «Пойди купи свечки и поставь» (действительно, на подсвечниках стояло очень мало свечей). Я купила 10 больших свечей по рублю и поставила по всему храму. В следующую субботу на всенощном бдении владыка вновь подозвал меня и дал 25 рублей – я поставила больше свечей. Ещё через неделю он дал мне уже 50 рублей, затем – 100 рублей. Мне так нравилось покупать и ставить свечи, исполняя это как маленькое послушание от архиерея, что каждую субботу я буквально летела на службу.

А однажды случилось невозможное! Когда я стояла недалеко от кафедры во время всенощной, владыка Гавриил вдруг подозвал меня и сказал принести его жезл, который стоял на амвоне, возле царских врат! Я спокойно пошла, взяла эту тяжеленную «палку» ростом с меня и принесла ему. Так я стала его постоянным «жезлоносцем» на каждом Акафисте. С жезлом же в руках я ходила в лавку покупать те самые десятирублевые свечи.

– Расскажите ещё о запоминающихся историях из жизни в Хабаровске.

– Примерно через год после появления владыки, в одно из воскресений июня, ближе к концу литургии, я увидела непонятную суету: стоящие в храме люди с цветами в руках стали продвигаться в сторону амвона. Среди них были и представители администрации города с букетами, подарками и сувенирами. На мой вопрос «Что происходит?» мама мне ответила, что сегодня день рождения владыки Гавриила. Тогда я спросила: «Мама, а что мы ему подарим?» – «Доченька, а разве мы тоже должны что-то дарить, ведь мы с ним близко не знакомы?» – ответила мама. У неё оставался один единственный рубль, и я попросила её разрешения потратить последние средства на покупку цветов для владыки. Мама помолчала и сказала: «Хорошо, бери, конечно».

Я побежала на рынок покупать розы. Впоследствии выяснилось, что это были его любимые цветы. Я очень боялась, что мне не хватит денег на покупку этих дорогих цветов. Подойдя к цветочнице, я попросила одну розочку, и та мне ответила: «Девочка, мы по одной розе не продаём, только букетиками». «А сколько в одном букете роз, и сколько это будет стоить?» – спросила я. Цветочница ответила, что продаёт по три розы в букете, и стоит это ровно один рубль – как раз столько, сколько у меня было. Продавщица выбрала самые красивые цветы, и я помчалась в храм, где уже вовсю поздравляли владыку и вручали ему подарки (кстати, сейчас митрополит Тихон служит с жезлом, который подарили владыке Гавриилу в тот самый день).

Я решила подождать архиерея снаружи, у входа. Неподалёку на скамеечках сидели какие-то любопытные женщины, которые говорили друг другу: «О, смотри-смотри, она сейчас цветы будет ему дарить! Сейчас он её прогонит!» «Да не прогонит!» – ответила другая. «Нет, прогонит!» – настаивала первая. «Ну, давай посмотрим», – смирилась вторая. Моя старшая сестра Маша даже достала очки из сумочки, чтоб лучше разглядеть происходящее.

Архиепископ Гавриил вышел из храма, я подошла к нему и вручила цветы: «Владыка, благословите! Я вас поздравляю!» «С чем ты меня поздравляешь?» – снисходительно спросил он. «С днём рождения!» – ответила я. «Спаси Господи!» – величественно ответил владыка и пошёл к себе, приняв мой скромный подарок.

– У этой истории было продолжение?

– Да. В тот же день, вечером, до богослужения, к маме подошёл диакон и сказал: «Вас и вашу дочь, – только не знаю, какую именно, – владыка приглашает к себе». «Я знаю, какую дочь», – с улыбкой ответила мама. Мы пришли с ней в архиерейский дом. Там было очень красиво, чисто, уютно, чувствовался лёгкий приятный запах розового масла. У владыки был очень чистый кабинет с красивыми аккуратными шторами. На столе, покрытом зелёным сукном, горела лампа. Владыка пригласил нас присесть, а потом сказал: «Ты меня сегодня поздравила, и я хотел бы тебя поблагодарить». Он подарил мне Библию для детей, подписанную его рукой, и маленькую икону...

– В январе 1991 года я узнала от мамы печальную новость о том, что владыку Гавриила отстранили от служения. Она сказала, что в храме собирали подписи против владыки, и что и к нам в дом должен прийти священник для того, чтобы мы что-то там подписали. В тот день мы просто ушли гулять, не желая ни с кем общаться на эту неприятную для нас тему, и, таким образом, ничего не подписали…

Мама приходила к владыке на дом в эти трудные для него времена, помогала ему готовить пищу, а потом, по просьбе самого архиерея, учила его готовить самостоятельно, и он всё делал сам...

Владыка Гавриил всё это время жил в Хабаровске. Уже потом, после восстановления в служении на кафедре Благовещенска, он рассказывал мне о тяжёлых днях его одиночества: денег у него не было, жить было не на что, на работу устроиться он не мог. И тут он вспомнил один эпизод, произошедший в его бытность наместником Псково-Печерского монастыря, – золотые монеты.

– Историю с золотыми монетами?

– Да. Однажды его вызвал правящий архиерей – митрополит Иоанн (Разумов). Отец Гавриил (тогда еще архимандрит) приехал к митрополиту, они пообедали, и владыка Иоанн вынес из комнаты очень тяжёлый мешочек, где, как оказалось, были золотые царские монеты. Их владыке Иоанну ранее передал архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Митрополит Иоанн, видимо, предвидел будущие испытания владыки Гавриила и передал мешок с золотом именно ему. По сути, этот дар спас жизнь владыки Гавриила в голодные безденежные годы его запрещения…

– Кто в это тяжелое время приходил к владыке, помогал ему?

– Практически никто. Все от владыки отвернулись, никто не хотел с ним общаться, и лишь отец Тихон (Шевкунов) продолжал звонить владыке Гавриилу, помогать ему по мере возможности. Также владыку навещали, помогали по хозяйству моя мама и сестра. Скорбно, что владыке не разрешили забрать даже личные вещи из епархиального управления. В это время владыка много читал, изучал английский язык, развивался.

Тогда многие от опального архипастыря отказались, перестали звонить, общаться… Владыка Гавриил очень тяжело вспоминал те годы… Особенно горько ему было вспоминать о совершенно диких обвинениях в его адрес и о поведении паствы. Владыка говорил, что перед тем как поехать в Москву на заседание Синода, где и были озвучены обвинения, он попросил бухгалтера купить авиабилет до Москвы. Женщина-бухгалтер, расплакавшись, рассказала, какую жуткую картину только что увидела в кафедральном соборе, где на архиерейскую кафедру кто-то положил бумажку с надписью: «Гавриил – неепископ Хабаровский». Владыка тотчас пришёл в храм и спросил настоятеля, как всё это понимать. Тот назвал себя автором записки и заявил, что владыка – больше не его архиерей.

В епархии был хаос. Всё буквально рушилось на глазах владыки Гавриила… Прибыв в Москву, он услышал обвинения и был запрещен в архиерейском служении. Печальней всего, что в течение всего времени служения владыки в Хабаровске на него регулярно кто-то писал доносы… И это при том, что во многих современных дальневосточных кафедральных городах именно трудами владыки были открыты первые приходы! Маму в то время с места регента уволили тоже…

– Да, при всей строгости владыки Гавриила, трудно представить его злым и невежественным, на чём и основывались эти обвинения…

– Владыка был воспитанным, вежливым и аккуратным человеком, он никогда не позволял себе каких-либо вольностей или распущенности. Он был очень порядочным. Конечно, он не рассказывал мне обо всех трудностях того времени, жалея меня и не желая расстраивать, но говорил, что трудно передать словами те обвинения и ужас, которые он пережил. Владыка не мог поверить, что целых 3 года ему нельзя служить, т.е. совершать главное дело священника и монаха. На обратном пути в самолете уже запрещенный архиерей беспробудно спал. Было очень тяжело. Владыка не принимал воздвигнутые на него обвинения, но и поделать ничего, кроме как смириться, он не мог.

Потом, милостью Божией, владыку восстановили в архиерейском достоинстве и назначили епископом Благовещенским.

Владыка не мог поверить, что целых 3 года ему нельзя совершать главное дело священника и монаха...

– А что владыка Гавриил рассказывал о своих студенческих годах в семинарии и академии?

– Владыка Гавриил был родом их Херсона. В 18 лет он поехал поступать в Одесскую духовную семинарию. Провожали его всем приходом – бабушки, дети, духовенство. После первого года обучения, перед пасхальными каникулами, будущий епископ подал прошение о поступлении в число братии Свято-Успенского монастыря Одессы. На послушание его определили в виноградник. Это был тяжёлый труд, но владыка всю жизнь вспоминал о нем с радостью.

В 1962-м году Георгий поступил в Ленинградскую духовную академию, которую окончил в 1966-м году, защитив кандидатскую диссертацию на тему: «Взаимоотношения Русской и Англиканской Церквей в свете русской церковно-исторической литературы». Академисту очень нравилось жить и учиться в Ленинграде. Он ходил в музеи и театры, посещал уроки игры на скрипке. Незадолго до окончания академии Георгия пригласил на беседу ректор – митрополит Никодим (Ротов) – и спросил о выборе жизненного пути: монашеского или супружеского. Георгий на тот момент уже был иноком, и, конечно же, его выбор был сделан в пользу монашества. В тот же день владыка Никодим постриг инока Георгия (Стеблюченко) в монашество с именем Гавриил.

– Видимо, владыка Гавриил был способным к дипломатии и иностранным языкам, раз митрополит Никодим обратил на него внимание?

– Да, владыка со школы любил английский язык и историю, поэтому его диссертация была посвящена истории взаимоотношений Англиканской и Русской Церквей. Уже после окончания академии, в 1967-м году, митрополит Никодим рукоположил монаха Гавриила во иеродиакона и в качестве секретаря направил в Русскую духовную миссию в Иерусалиме. Как говорил сам владыка Гавриил, он получил колоссальный дипломатический и административный опыт на этом ответственном послушании. После возвращения из командировки его рукоположили во пресвитеры и направили в Выборг настоятелем кафедрального собора. Митрополит Никодим периодически вызывал отца Гавриила к себе, посылал в Финляндию на богословские конференции и церковные дипломатические встречи. В одной из таких поездок отец Гавриил познакомился с Псковским митрополитом Иоанном (Разумовым), которому он помог подняться по ступенькам, так как сам владыка Иоанн уже очень плохо ходил. Владыка Гавриил был вообще очень сердечным и внимательным человеком. Когда он пребывал на покое, мы часто ходили гулять, и, если владыка видел, что какой-нибудь старушке нужно помочь, он всегда посылал меня на помощь. Эта вот помощь дала начало доброй их дружбе. Однажды митрополит Иоанн спросил отца Гавриила, не хотел бы он служить у него во Пскове. Священник согласился и попросил митрополита Никодима благословить его на служение в Пскове. Митрополит Никодим ответил положительно, сказав, что, если отцу иеромонаху не понравится на новом месте, он всегда сможет вернуться. В 1973-м году отца Гавриила назначили настоятелем кафедрального Псковского собора.

– Таким образом, владыка Гавриил попал на Псковскую землю.

– Да, сразу в качестве настоятеля кафедрального собора. Отец Гавриил был очень хозяйственным человеком, и то своё послушание он начал с ремонтных дел, закупил новые облачения и утварь. Также у него было послушание сопровождать высокопоставленных гостей митрополии. По этой причине владыка очень часто посещал Печоры, где вскоре он познакомился со схиигуменом Саввой (Остапенко), к которому он часто ездил на Исповедь. В 1975-м году умер наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов), и решением Священного Синода на это высокое послушание был назначен отец Гавриил. Когда он только-только приступил к делам, буквально сразу же начало приходить огромное количество людей с самыми разнообразными вопросами. Схватившись за голову, он сказал сам себе: «Боже мой, и как же я здесь со всем справлюсь?» Он не думал, что за один день может обрушиться такое количество проблем.

– Став наместником, как владыка Гавриил выстраивал отношения с насельниками обители? Какие были впечатления от знакомства со старцами, какие были трудности?

– Владыка говорил, что трудности были, но в основном дисциплинарного характера. Незадолго до смерти архимандрит Алипий сильно болел, и некоторые братия позволяли себе вольности, на что не мог закрыть глаза отец Гавриил, когда был назначен на эту ответственную должность. Он очень любил порядок и чистоту, дисциплину и благочестие. В монастыре часто бывали высокопоставленные гости: партийные деятели, министры, иностранные дипломаты и гости, представители Поместных Православных Церквей и иных христианских конфессий. Благодаря своему дипломатическому опыту, отец Гавриил легко находил с ними общий язык и устанавливал контакт. Владыка проводил реставрационные работы, благоустраивал монастырскую территорию и внутренний быт. Вообще, он очень радел за чистоту, особенно духовную, поэтому и был строгим. Любил богослужение, молитву, соблюдение Устава и правил.

Он очень радел за чистоту, особенно духовную, поэтому и был строгим

– Расскажите об архиерейском служении владыки Гавриила, о тех начинаниях и проектах, которые ему удалось реализовать.

– За те первые 2 года, что владыка служил на Дальнем Востоке, им были открыты приходы на Камчатке, в Южно-Сахалинске, Биробиджане и Магадане (я об этом ранее упоминала). Сейчас это уже самостоятельные епархии. Интересно рассказать о приходе в Южно-Сахалинске. В этом городе владыка Гавриил открыл приход, а место, где сейчас кафедральный собор, он освящал вместе с митрополитом Волоколамским и Юрьевским Питиримом (Нечаевым), который был там в командировке вместе со своим хором. У владыки Гавриила были очень добрые отношения с владыкой Питиримом.

После того как владыку вывели из запрета, в течение долгих лет он служил и созидал. За 17 лет архиерейского служения в Благовещенской и Тындинской епархии владыка построил 20 храмов: 11 каменных и 9 деревянных. Когда же он приехал в Благовещенск, там было всего 4 прихода. На месте кафедрального собора был заброшенный польский костёл – единственное уцелевшее здание церковного типа. Больше не было ничего. Был город Свободный с деревянными храмами и город Тында. Расстояние до этих мест было примерно, как от Москвы до Ростова-на-Дону. Представьте: к началу служения было всего 4 прихода, а через 17 лет их стало уже 60! Были построены 20 храмов и 3 монастыря: два женских и один мужской. Трехпридельный кафедральный собор увенчали 8 золотых куполов. Вообще, построить кафедральный собор было весьма непросто.

К началу служения было всего 4 прихода, а через 17 лет их стало уже 60

Владыка долго пытался договориться с мэром города, который не желал идти на уступки. В скором времени пришёл новый глава – Александр Михайлович Колядин, который пробыл в этой должности всего 4 года, но благодаря участию которого владыке удалось построить кафедральный собор, 15-метровую триумфальную арку, которая ныне является одной из визитных карточек города, большое количество памятников, связанных с историей города, – один из главных переулков города был переименован в честь святителя Иннокентия (Вениаминова).

– Многие говорят, что Александр Михайлович оставил по себе добрую память.

– Должна сказать, что многое из того, что есть сейчас в Благовещенске, было сделано усилиями Александра Михайловича Колядина. Он запомнился очень порядочным и ответственным человеком, сдержанным и немногословным. При этом мэре в городе был порядок.

Владыка Гавриил и местный учёный-историк Анатолий Николаевич Телюк были инициаторами создания памятника графу Н.Н. Муравьёву-Амурскому и святителю Иннокентию (Вениаминову), которые являются основателями столицы Амурской области и у многих просвещённых людей ассоциируются с этими местами. Памятник поставили у Благовещенского кафедрального собора, что было поистине гениальным решением, ведь в День города (3 июня) возлагать цветы приходят к памятнику, который стоит напротив храма, т.е. почесть отдаётся не только памятнику, но и Господу. В этом, несомненно, заслуга владыки Гавриила, А.М. Колядина и А.Н. Телюка.

– А как вел себя владыка на покое?

– 2 октября 2014 года владыка освятил храм в честь Албазинской иконы Божией Матери в г. Зея. На следующий день, 3 октября, владыке позвонили из Москвы и сказали, что в скором времени его переведут на служение в Казахстан. Владыка переживал, у него было плохое здоровье, врачи не одобряли эту поездку, и тогда он подал прошение с просьбой почислить его на покой. Прошение было удовлетворено. Единственным желанием владыки было постоянно служить в мужском монастыре, который он в своё время открыл. Но новое руководство епархии не одобрило просьбу отставного архиерея, из-за чего архиепископ Гавриил, конечно же, переживал. Владыке предложили для служения несколько храмов, но они находились далеко за городом, где не было никаких удобств и куда пожилому человеку добираться было крайне трудно. Именно по этой причине владыка служил очень редко.

Говоря о человеческих качествах, мне очень хочется особо подчеркнуть его заботливость. Владыка очень переживал за других людей, обладал состраданием, а меня просил, чтобы я слишком не гоняла на машине. В последние годы своей жизни он вообще много волновался за меня. Зная, что скоро уйдёт в вечность, всегда меня спрашивал: «Ольга, ты думаешь о своём будущем?» – «Нет». – «А почему?» – «Я не знаю, что со мной будет. Не хочу об этом думать». – «Господи! Я так за тебя переживаю. Ты ведь постоять за себя не умеешь!» – повторял он. Владыка всегда очень тепло вспоминал митрополита Тихона, молился за него и радовался со слезами на глазах, очень уважал.

Владыка Гавриил был всегда очень сдержанным, неспешным, все его решения были взвешенными и выверенными, в нём сохранялось архиерейская стать и выправка.

– Расскажите о последних днях владыки Гавриила.

– Помню, через год после того, как я приехала к Благовещенск на послушание к владыке, была трапеза после освящения храма. Владыка, показав на меня рукой, сказал: «Она будет меня хоронить». Когда я услышала это, просто не поверила. Он очень хотел, чтобы его похоронили рядом с кафедральным собором, над строительством которого он столько трудился.

15 мая 2016 года мы собирались поехать в храм на праздник святых Жен-мироносиц, но владыка всю ночь плохо спал и не смог утром собраться. Я сходила в храм, съездила за покупками, вернулась домой, и владыка взволнованно спросил: «Ольга, где ты так долго была? Я волновался. Иди ставь машину, побудем дома». На улице начался ливень, я села в машину, мельком сквозь лобовое стекло посмотрела на наш балкон и увидела владыку, который, убрав шторку, медленно машет мне рукой. Мне стало страшно…

Я вернулась домой и села рядом с владыкой. Он молчал и ничего не говорил. Я повернулась к нему и увидела на лице владыки следы паралича. У него случился третий инсульт… Его увезли в больницу и положили в блок интенсивной терапии. Я чётко понимала, что домой владыка уже не вернётся, и горько заплакала.

Вернувшись в машину, я молча сидела и понимала, что уходит мой самый родной, самый близкий мне человек, и никому я не нужна… Всю жизнь рядом с владыкой я чувствовала себя в безопасности, как за каменной стеной. Мне было страшно вернуться в дом, где меня никто не ждёт, где уже не будет владыки.

На следующий день я позвонила одному из священнослужителей, он приехал, приобщил владыку Святых Христовых Таин, а потом пособоровал. Ещё через день владыка закрыл глаза и впал в кому. В четверг вечером я была у него последний раз. В пятницу, 20 мая, в 6:50 утра, мне позвонили из больницы и сказали, что владыка Гавриил умер. Первым делом о смерти я сообщила митрополиту Тихону, связь с которым мы поддерживали постоянно. Владыка Тихон был единственным, кто практически каждый день звонил и спрашивал о здоровье тяжелобольного архиерея. Владыке Гавриилу было очень дорого внимание, он ценил заботу. Митрополит Тихон приехал на сороковой день после смерти архиепископа Гавриила, послужил панихиду и сказал очень доброе слово в память о покойном владыке Гаврииле.

– Кем он был для вас?

– Владыка Гавриил был для меня примером во всём. Прежде всего, в вере. Он был строгим, даже очень, но эта строгость имела исключительно воспитательный характер. Он часто говорил: «Вам жить дальше, и вы должны быть ответственными и ко всему готовыми». Владыка умел любить, был невероятно чутким, заботливым, культурным и смиренным. Мне очень не хватает владыки Гавриила! Он был настоящий отец.

С монахиней Ольгой (Кауровой)
беседовал Артемий Банщиков".

отсюда
Tags: Гавриил Стюблюченко, Ольга Каурова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments