kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Страшное дело, когда в Церкви присутствуют священники, способные только махать кадилом...

"Прошел практически год с момента назначения на Симбирскую кафедру Митрополита Лонгина. Имея за плечами богатый опыт развития церковной жизни на Подворье Троице-Сергиевой Лавры в Москве и в Саратовской епархии, Владыка продолжает служение на новой для себя Ульяновской земле. С какими трудностями сталкивается архипастырь? Каким видит будущее епархии? В рамках сегодняшнего интервью Митрополит Лонгин поделился своим видением ситуации на приходах, личными воспоминаниями и ответил на вопросы читателей.

— Владыка, какие основные векторы работы для Вас сейчас первостепенные? Какой новый опыт Вы получили за это время? Были ли моменты, с которыми столкнулись впервые? К чему сложнее всего было привыкнуть после переезда?

— Церковная жизнь Симбирской епархии отличается от той, к которой я привык, которую старался выстроить в Саратовской епархии. Поэтому мне было непросто. Не хотел бы подробно описывать то, что для меня ново, непривычно и, может быть, даже неприемлемо, потому что никто не виноват в том, что у меня одни представления о церковной жизни, а у других людей — другие. Я принял то, что есть, стараюсь «не ломать», не навредить, а развивать то, что считаю важным. Буду стремиться продолжать делать то доброе, что делалось до меня, и начинать что-то новое. Я постепенно привыкаю к епархии. Надеюсь, и епархия привыкает ко мне.

На мой взгляд, церковная жизнь в Симбирской епархии, по ряду причин — и субъективных, и объективных — несколько запущена. Прежде всего, здесь очень мало храмов. Их должно быть больше, иначе церковная жизнь не сможет принять должные формы. Там, где приходов недостаточно, храм рискует превратиться в проходной двор, где не будет подлинной богослужебной и общинной жизни, а получится в лучшем случае, говоря словами советских уполномоченных по делам религий, «удовлетворять культовые потребности населения».

Совершенно непривычная для меня ситуация — отсутствие семинарии в областном центре, да и в принципе единой цепи духовного образования. Нет настоящей православной гимназии. Та гимназия, которая неофициально носит название «православной», — это просто хорошее частное учебное заведение. Но она не выполняет задач именно православной гимназии.

Конечно, можно посылать желающих учиться в семинарии в другие города. Но не всегда люди готовы куда-то ехать, а заочное обучение гораздо ниже по своему качеству. Поэтому кадровый вопрос стоит в епархии очень остро. Со мной приехало несколько человек из Саратовской епархии, но духовенства все равно не хватает. Кроме того, я очень хочу выявить именно местные кадры, которые могли бы полноценно трудиться...

— Наверное, любой новый руководитель сталкивается с непониманием, а иногда даже и с неприятием подчиненных. Что для Вас самое главное в такой период? Нуждается ли архиерей в поддержке? И в чем она заключается для Вас?

— Это естественно. Все мы люди разные. Начальник хочет, чтобы подчиненные разделяли его представления о работе (в нашем случае — о служении, о церковной жизни), а подчиненные хотят, чтобы их не трогали и ничего от них не требовали. Это трудносовместимые желания, но приходится искать компромиссы… Конечно, я же человек. И сознаю, что далеко не все мои решения «популярны». Мы живем в такое время, когда люди не очень хотят слушать, слушаться и подчиняться. В Церкви это почему-то особенно ярко проявляется. Хотя, казалось бы, мы постоянно говорим о том, что послушание — это главная добродетель, но сами слушаться не любим. К примеру, священник привык служить в городском храме только в воскресенье, а вечером вместо всенощной читать акафист за 20 минут. Я ему говорю: «Батюшка, надо служить чаще, надо служить всенощные». Что тут «популярного»?..

Приходится себя все время спрашивать: какое из твоих решений действительно необходимо? Ты пытаешься заставить человека исполнять твой каприз или то, что он должен делать, говоря мирским языком, в рамках исполнения своих функциональных обязанностей? Если отвечать себе честно, тогда и осуждать себя будет не за что...

— Вы много общались и общаетесь с семинаристами. Как Вы понимаете, готов ли человек к священству или нет?

— Это достаточно тяжело дающееся решение — рукополагать человека или нет. Я всегда старался познакомиться с кандидатом в священство поближе, узнать его: насколько он готов учиться, меняться? Насколько готов не то что к самоотверженности — по нашим временам это запредельное качество, — а хотя бы к ответственности? Как он относится к людям? Насколько он способен сопереживать, понять, выслушать? И, конечно, какие знания у него есть?

Страшное дело, когда в Церкви присутствуют священники, способные только махать кадилом и организовывать лавочную торговлю. Это могильщики Церкви, они уничтожают в народе все святое. Люди, приходящие в Церковь с открытыми сердцами, которые хотели бы что-то услышать о Христе, при таких священниках становятся, в лучшем случае, завсегдатаями церковной лавки. Их учат подавать записки, покупать свечки и говорят, к какой иконе какую ставить. Это неправильно, не может церковная жизнь этим исчерпываться. И здесь полностью зона ответственности священника.

С другой стороны, ошибаются все рукополагающие. Просто потому, что до конца узнать человека и понять его невозможно. Это первое. А второе — люди меняются. Сегодня человек один, а через десять лет вы его не узнаете. И тот, кто был искренним, глубоким, с горящими глазами, через некоторое время может стать циником, которому ничего не нужно и который думает только о деньгах. Это человеческий фактор".

отсюда
Tags: Лонгин Корчагин, Симбирская митрополия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →