kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ ИЕРЕЯ РОМАНА СТЕПАНОВА....

Из утренней почты:

в продолжение темы "иерей Роман Степанов":


«ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ ИЕРЕЯ РОМАНА СТЕПАНОВА ЮРИЮ МАМАЕВУ (ИЕРОДИАКОНУ АДРИАНУ (РПЦЗ)

Напомним, священник храма св. Ксении Питербургской города Новочебоксарска, иерей Роман Степанов 4 сентября обнародовал обращение к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с предложением продекларировать свои доходы, а также ввести в практику обязательную декларацию всех доходов церковных иерархов и их приближённых.

По мнению отца Романа данная мера должна вернуть утраченное доверие народа к Церкви.

Спустя два дня, иерей Степанов был запрещён в служении с направлением его дела на рассмотрение церковного суда с формулировкой: "за публичную деятельность вносящую соблазн в жизнь Церкви". В указе митрополита о запрещении Степанова были так же выдвинуты обвинения его адрес в аморальном образе жизни, наркомании, блуде, и насилии в отношении жены.

11 сентября отец Роман дал интервью Ксении Собчак, в котором попытался прояснить ситуацию.

Настоящее интервью, с более детальным анализом ситуации и в свете уже новых событий было дано сегодня ночью церковному публицисту Юрию Мамаеву (иеродиакону Адриану), эксклюзивно для общецерковного канала "Kalakazo".

Юрий Мамаев: Отец Роман, когда Вам пришла в голову идея сделать публичное обращение к Патриарху и что подтолкнуло вас к этому поступку?

Иерей Роман Степанов: Для того, чтобы поддержать Ларису Куликову, я после того, как написал заявление в полицию, сделал пост рассказом о том, что со мной произошло в 1995. Владыка Савватий вызвал меня к себе на прием. И прямо сказал мне, что я теперь являюсь обиженным и опущенным, и что со мной теперь нельзя причащаться из одной Чаши. Владыка рассказал, что своим каминг аутом я поставил под удар всех священников, и что теперь нас не будут принимать в колониях поскольку мы все служим вместе. Также митрополит упомянул, что у него много духовных чад из среды блатных, и что они жертвуют серьёзные деньги. После этого разговора с митрополитом, который живёт по понятиям, я понял, что меня будут выдавливать из клира. Важным сигналом для меня послужила книга апостольских правил с закладками на столе у секретаря епархии отца Иова Маркелова. Я решил сказать то, что я боялся сказать во всё время моего служения. И я действительно уверен, что стена церковной непрозрачности, которая скрывает сексуальные перверсии, насилие, давление и манипуляции, имеет своим фундаментом закрытость или затемнение церковной экономики.

Ю.М.: Каким образом складывались Ваши отношения с митрополитом Савватием в период, предшествующийщий Вашей декларации?

Р. С. :Я познакомился с Владыкой Савватием 14 сентября 2020 года. Мой духовник – Епископ Череповецкий Игнатий позвал меня в епархию и сказал, что мне следует вернуться к служению снова заниматься строительством храма Ксении Петербургской. На этой встрече я рассказал Владыке о том, что я зависимый человек и употреблял наркотики. Владыка благословил мне сосредоточить свою работу на окормлении зависимых, что я и сделал. Мы открыли две группы в нашем храме и при кафедральном Введенском соборе. Я служил молебны для зависимых и у нас начала образовываться община. Отношения с Владыкой были очень тёплые. Хочу отметить его экономические действия. Мы просили снизить епархиальный взнос, и Владыка снизил. А когда у нас был престольный праздник, Владыка сам привёз нам конверт денег. На все свои мероприятия я брал у него благословение. В том, числе и на поездку в Нижегородскую область и историю моей зависимости по радио. Это выступление возымело несомненный эффект мне писали и звонили люди со всей России с которыми я и по сей день делюсь опытом выздоровления и чувствую себя полезным.

Ю.М. Подверглись ли Вы, отец Роман церковным прещениям со стороны священноначалия до этого?

Р.С.: В декабре 2019 года, когда я достиг настоящего дна в своей зависимости, я пришел на приём к митрополиту Варнаве (Кедрову), и отрыто рассказал о том, что я употребляю наркотики, о том, что я жил с женщиной после развода. Я просил снять с меня сан. Но Владыка позвал епископа Игнатия, тогда ещё викария, и назначил его моим духовником. Мне дали епитимию. И официально на бумаге я был за штатом по состоянию здоровья, но на самом деле я был в запрете, о чём свидетельствует моя переписка с Владыкой Игнатием. Я каялся под его руководством и не служил. Хотя Владыка иногда благословлял меня говорить проповеди. В сентябре, когда после смерти Владыки Варнавы, митрополитом был избран Владыка Савватий, епископ Игнатий позвал меня к нему на приём и сказал, что я могу вернуться к службе, что я был наказан и теперь снова могу литургисать. (Подтверждение этого у меня на странице в скриншотах) Он также рассказал мою историю Владыке Савватию, и он был полностью в курсе по поводу моей ситуации.

Ю.М.: Имели ли в действительности место беседы с Владыкой Савватием по поводу вашего образа жизни и исполнения своих священнеческих обязанностей до декларации?

Р.С.: Да, конечно. Я сейчас помню его наставление. Он сказал мне обязательно читать псалтырь по кафизме в день, а также ни в коем случае не опускать молитвенного правила. Тогда я воспринял это как проявление его отеческой любви. Но архиерей, впрочем, как и любой священник, это фигура для переноса, экран для проекции фантазмов. Сейчас я это понимаю.

Ю.М.: Предупреждали ли вы главу митрополии о своём намерении и какова была его реакция, если это было так?

Р.С.: Он мне прямо сказал, что не может мне запретить. Что то, что я делаю очень нужно и важно. Более того, он предложил сотрудничество, и в завершение разговора благословил меня на блогерскую деятельность.

Ю.М.: Поступали ли в Ваш адрес угрозы до либо после обнародования вами воззвания к Патриарху?

Р.С.: Да, поступали угрозы от члена братства Сыны Афона. Его зовут Андрей Кириллов. Но хочу отметить, что само братство – состоит из очень добродетельных христиан, которые кормят в г. Новочебоксарск голодных.

Ю.М.: Всё изложенное в Указе митрополита, являются ли достоверной информацией и если да, каковы её источники? Не была ли нарушена тайна исповеди?

Р.С.: В указе репрезентируются события, которые были сказаны мной в личном разговоре с Владыкой при котором присутствовал отец Иов. Владыка сказал мне, что разговор носит исповедальный характер и, что он связан тайной исповеди и никому дальше того, что я ему скажу не скажет. Я рассказал то, что он знал ещё от моего духовника епископа Игнатия. Но что касается сбежавшей от меня жены, то это откровенное враньё. Она не сбегала от меня так, как жила в Казани, а я жил в Чебоксарах. Мы просто развились из-за того, что мы часто ссорились об этом я и рассказал Владыке на той встрече. На мой взгляд криминал этого указа в публичной репрезентации личной информации клирика в этом документе. Да, моё признание и подробный рассказ о моей зависимости и о жизни с девушкой есть на радио. И это выступление прошло с одобрения и благословения митрополита. Но сам факт трансляции информации, которой Митрополит сам придал статус исповедальной информации, в официальном документе, а также ложь по поводу моего развода и бегства моей жены. Я расцениваю как нарушение тайны исповеди, и конечно я обращусь в церковный суд по поводу компетенции Владыки в качестве священнослужителя принимающего исповедь. Скажу через я – после этого я точно никогда не пойду к нему на исповедь, так как публикация пространного в интимных моментах моей жизни указа во всех социальных сетях епархии не делает чести священнослужителю, для которого навык хранения секретов является индикатором доверия.

Ю.М.: Выходили ли на вас представители Московской Патриархии (Легойда, Кипшидзе) после вашего обращения к Патриарху?

Р.С.: Нет, никто не выходил.

Ю.М.: Как вы прогнозируете дальнейшее развитие ситуации?

Р.С.: Думаю, что скоро резонанс утихнет и всё пойдет своим чередом.

Ю. М. :Готовы ли вы к извержению из сана и отлучению от Церкви?

Р.С.: Готов конечно. Более того, я сам признаюсь, что к службе я не вернусь. В день, когда я получил этот предательский указ, я пригласил на свидание мою подругу, с котором мы долгое время просто общались, и теперь у нас отношения, мы влюблены, и хотим вступить в брак. Я хочу семью и детей. Хочу быть счастливый. Больше быть ретранслятором идеологии я не намерен.

Ю.М.: Что вы намерены предпринять в случае, если вы будете запрещены либо преданы анафеме? Рассматриваете ли вы вопрос о продолжении церковной карьеры в других юрисдикциях либо речь идёт о светской карьере?

Р. С. :Я буду заниматься светской карьерой. Сейчас я ищу работу. Из общения с журналистами, я получил вдохновение и начал верить в журналистику. Я постараюсь заняться блогерством. Можно быть кем угодно и быть свободным и это прекрасно.

Ю.М.: Вы разочаровались в Церкви как в институте или как идеологии?

Р.С.: Я разочаровался в Церкви как в идеологии, когда Митрополит Иоанн Белогородский на конференции в зуме миссионеров РПЦ пытался обязать всех клириков восхвалять и ссылаться на проповеди Патриарха после скандалов с яхтой и часами для того, чтобы реабилитировать доброе имя Его Святейшества. Мне это чуждо и я устал отвечать на бесконечные вопросы про богатых епископов и священников.

Ю.М.: Как вы оцениваете общую ситуацию в Церкви, роль Патриарха, мирян и духовенства?

Р.С.: У нас партийный советский союз. Очень много мирян, которые перекладывают на священников ответственность за принятие решений. Тотальное паразитирование на чувстве вины и ощущении собственного недостоинства, что делает человека очень покорным. 95 непостных дней в году! Абсолютно недостижимые идеалы святости. Отсутствие каналов коммуникации с обществом.

Ю.М.: Есть ли будущее у Церкви и каким оно вам видится?

Р.С.: В осознании каждого члена Церкви за судьбу всего мира и человечества. Для меня христианство – религия действия. Хочется верить, что миряне станут активными и со священника будет наконец снята профетическая роль оракула и будет восприниматься, как одно из служений, без ореола раболепия и слепого послушания.

Ю.М.: Вы жалеете, что когда-то приняли решение связать с религией свою жизнь?

Р.С.: Нет, нисколько не жалею. Я нашел в религии самого дорогого и любимого своего друга – Иисуса Христа. Он меня всегда вдохновляет на решительные и необычные действия.

Ю.М.: Духовник Путина и самый вероятный претендент на патриарший престол, Митрополит Тихон Шевкунов буквально вчера заявил, что готов задекларировать имущество и доходы своей епархии. У вас есть ощущение, что вы были услышаны?

Р. С. : Это замечательно! Значит всё не напрасно. Мой манифест был услышан, и Церкви, которую я люблю началось преображение.

Ю.М.: И последнее : Бог. Умер ли он для вас ?

Р.С.: Я думаю, что сейчас человечество находится в ситуации, когда Бог вот только умер и был похоронен и сейчас люди пришли к Его гробу и не могут найти Его тело. Человек переживает состояние одиночества и покинутости. Для меня лично в день по нескольку раз Бог умирает и Воскресает. Моя вера динамична. То она находится в состоянии яркого напряжения, то утихает или пропадает. У меня бывают сомнения. Бывают периоды атеизма. А бывают периоды истового бесстрашия и вдохновения. Я христианин – один из Вас. И я искренне прошу Бога научить меня Его любить.

Ю.М.: Надеюсь, Он справится с этой задачей. Спасибо, отец Роман!



https://youtu.be/dO0aELwxXKc»









отсюда


P.S. Ваши письма, обращения, жалобы присылайте дедульке на kalakazospb@gmail.com
Tags: Адриан (Мамаев), Иоанн Попов, Патриарх на удаленке, Роман Степанов, Савватий Антонов, Тихон Шевкунов, Чебоксарская митрополия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments