kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

О епископе Прокле (Хазове)...

Из утренней почты:

в продолжение темы "О Ивановской епархии эпохи Амвросия Щурова..."


«Дорогой дедулькин!

Высылаю еще отрывок из воспоминаний хиппи Р.Г. о второй половине 80-х, на этот раз - о епископе Прокле (Хазове):

"Епископ Прокл, к которому я направился недели через две, предваренный дьяконским звонком, сидел за столом в кабинете епархиального управления, находившегося в Академии, и вел прием, но посетителей в тот день у него не было, и он скучал и был, поэтому, доволен, когда я вошел, чтобы развлечь его хоть немножко. «От Жакова, говоришь? От Михал Михалыча? Ну, проходи, проходи, садись. Бог благословит».

Это был небольшого роста, полный, румяный человечек с довольным и веселым лицом, одетый в коричневый подрясник из школьной ткани – из какой девочкам в те годы шили форменные платья – с небольшой панагией на круглом брюшке. В нем не было того лоска, какой был во многих питерских архимандритах, и было непонятно, почему его – простого батю, служившего в Новой Ладоге – предпочли им. Позже я услышал бытовавшую среди епархиального духовенства версию, согласно которой епископство ему купил прот. Борис Глебов ради каких-то своих целей. Называлась баснословная сумма в сто тысяч советских доинфляционных рублей.

Поговорив со мной, Прокл больше озаботился моей внутренней духовной жизнью, нежели устройством, и велел приходить еще, сказав, что даст мне книжку о молитве своего духовного наставника, покойного схи-игумена Саввы Псково-Печерского, и вообще будет заниматься моей духовной формацией. Я воспринял это с энтузиазмом, да к тому же почему-то решил, что вопрос с устройством будет решаться в зависимости от моего продвижения по внутреннему пути духовного совершенства. Поэтому в назначенный через неделю день я спешил в Духовную Академию как олень на источники вод.

Книжку владыка, правда, не нашел и вместо нее принес мне расширенный молитвослов, составленный тем же самым старцем, а в следующий раз велел приходить для духовной беседы к себе домой, и дал свой телефон. Конечно, я был весьма польщен таким доверием, счастлив близостью к столь священной особе и предвкушал обильное познание духовных тайн, долженствовавших открыться мне через святителя. Прижав к груди драгоценный молитвослов, я устремился домой, чтобы скорее впитать его душой.

Но молитвослов мне сразу же не понравился. Кроме обычных молитв там было еще несколько сочиненных Саввой, а также… молитва ему самому. То есть, это была исповедь, которую надо было ежедневно совершать перед его фотографией, просить у него прощения и, поцеловав на фотографии благословляющую руку (он был запечатлен на ней в позе святителя на иконе), считать свои грехи за истекший день прощенными. И я решил, несмотря на все почтение к давшему мне книжицу владыке, сказать ему, что она не представляется мне приемлемой для моей религиозной практики.

Владыка Прокл жил на Гороховой в том же самом доме, где я когда-то бывал частым гостем в дворницкой квартире Фрэнка, только в другом дворе. Поднявшись на этаж, я обнаружил на двери несколько звонков: квартира была коммунальной. Надписей при звонках не было, и я позвонил наугад в один из них. Дверь открыла какая-то тетя, и пока я думал, как ей сказать, что я пришел к епископу, она все поняла сама и крикнула вглубь квартиры: «Владыка, к вам пришли». Дверь в одну из комнат распахнулась, и оттуда колобком выкатился владыка в голубой футболке с короткими рукавами, пузырящихся на коленях трениках и тапках без задника на босу ногу. «Кенозис!» - подумал я. – «Проходи»,- сказал владыка.

Комната у него была довольно большая, квадратная и почти от самого пола совсем до самого потолка увешанная по всем четырем стенам – за исключением, конечно, тех мест, которые занимала мебель – иконами, иконками и иконочками в кивотах и без. Такого количества икон мне ни прежде ни после не приходилось видеть ни в одном доме, а относительным числом их на единицу площади комната превосходила любую церковь. Перед многими из них висели лампады, часть из которых горела. Позже кто-то из духовенства пересказывал мне слова еп. Прокла, что он специально не покупает себе отдельной квартиры, понимая, что ее в первый же его отъезд ограбят, а в коммуналку, где всегда дома есть кто-нибудь из соседей, не полезут.

«Владыка, владыка,- раздалось из коридора вместе со стуком в дверь,- у вас кастрюля на плите кипит!» - «Иду, иду!» - и мне: «Сейчас картошку закину и вернусь». – «Кенозис!!!» Но стол был уже накрыт, и не дожидаясь картошки, мы, сотворив молитву, уселись за него и, выпив по рюмочке и закусив, начали беседовать.

Я высказал владыке свои смущения по поводу молитвенника старца Саввы, а он стал спрашивать, почему я больше склоняюсь к монашеству, нежели к браку.

-- Ну, скажи, зачем тебе монашество?
-- Ну, чтобы Богу служить…, молиться…, ну, не знаю, зачем еще…
-- Ну, ведь Богу же служить можно и женатым. Ну, может, у тебя еще какая-нибудь причина есть?
-- Да нет, какая еще причина? Не знаю…
-- Ведь в твоем возрасте должны девушки интересовать, дискотеки там всякие…
-- Но вот ведь вы, владыка, выбрали же почему-то монашество…
-- Ну, понимаешь, меня девушки и все такое никогда не интересовало. Я с мамочкой жил, пока она не скончалась,- глаза его увлажнились,- да вот иконочки еще любил,- и он обвел глазами стены своей комнаты, и взгляд его снова повеселел.

Я стал рассказывать, что за свою краткую жизнь успел познать любовь девушек и разочароваться в ней, и вот теперь хочу избрать монашеский путь. Епископ заинтересованно и с участием слушал меня. Но вот, увлекшись рассказами о своей жизни, я сказал, что мне приходилось сталкиваться с гомосексуализмом – и даже в среде духовенства.

-- И что же?
-- Вы знаете, владыка, мне так отвратительно это явление, что стоит мне узнать о ком-нибудь такое, то я прямо-таки не могу с ним рядом спокойно находится, даже если он непосредственно ко мне и не пристает.
-- Ты знаешь, это такая тяжелая тема. Мне неприятно об этом разговаривать.

После этого мой владыка что-то поскучнел, и, довольно скоро закончив трапезу почти в полном молчании, стал провожать меня к дверям. Прощаясь, он не назначил нового свидания и даже не дал мне никаких новых духовных книжек. А когда я звонил ему в епархию, он отвечал, что места пока никакого на приходах не появилось, и чтобы я справился когда-нибудь потом или что он сам меня известит, буде таковое место появится.

Впрочем, тогда я не сумел связать это все логически, и ни в чем его не заподозрил, продолжая раз в месяц осведомляться, не появилась ли долгожданная вакансия. Но она так для меня и не появилась"».


P.S. Ваши письма, обращения, жалобы присылайте дедульке на kalakazospb@gmail.com
Tags: Прокл Хазов
Subscribe

  • Люди лунного отсвета...

    Из старых, в 2.30 утра (или уже нощи), осенне-зимних фото: Эрмитаж - отражение в луже или люди лунного света...…

  • Новые поповичи...

    Белые нощи и, как всегда, череда гостей, жаждущих своему подрастающему чаду показать "блистательный Петербург": "Нам-то уже не так…

  • Манящи дали

    А я несусь за чёрной тенью и несусь, как оглашенный, не разбирая дороги, сквозь кусты, времена и лета, пока не обретаю себя на стрелке Елагиного,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments

  • Люди лунного отсвета...

    Из старых, в 2.30 утра (или уже нощи), осенне-зимних фото: Эрмитаж - отражение в луже или люди лунного света...…

  • Новые поповичи...

    Белые нощи и, как всегда, череда гостей, жаждущих своему подрастающему чаду показать "блистательный Петербург": "Нам-то уже не так…

  • Манящи дали

    А я несусь за чёрной тенью и несусь, как оглашенный, не разбирая дороги, сквозь кусты, времена и лета, пока не обретаю себя на стрелке Елагиного,…