?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Священная болесть...
Старый дед
kalakazo
Проснулся Серафимушка от собственного крику,
на полу монастырской кухни
среди настоянного запаха
жаренной кислой капусты,
под горою с вечера всё ещё немытой посуды,
где и почивал он, по обычаю, на матрасике
рядышком с маменькой.
Сама Надин прижимала его головушку
к своей груди,
а отрок Серафимушка
захлёбывался от судоржного плачу:
всё ему оказывается приснилося -
и стадионное миссионерство
из неведомо какого далёкого будущего,
и штурмовавшие его милость
несметныя толпы,
и его младостарчество.
На дворе стояла осень
всё того же юбилейного 1988-го году,
в кармане у Надин не было ни гроша,
а отец Иоанн Крестьянкин
при виде Надежды с отроком
сердито хмурился бровями,
настаивая на их возвращении в Ленинград:
"Срочно в школу и к докторам!"
"Священная болесть" не оставляла малыша,
и от своего дара бесовидения он сам не ведал,
куда ему деваться.
Вот уже с утреца,
по монастырской "дороге крови",
величаво спускался с толпою холёных немчиков
длиннобородый архиебискуп Шестирим.
На его гвардейской выправке спине
и косой сажени плечах
сидело по бесу,
и они бранчливо меж собою спорничали:
"Это Я спасаю Церковь!" - важливо рек
бес подстрою и подлаживания под афеизм.
"Нет, это Я спасаю Церковь!" - не соглашалси
бес отречения от мучеников.
"Да, нет же - это я спасаю Церковь!" -
полагал бес Иудионого лобзания,
"И всё это враки - это Я спасаю Церковь!" -
настаивал бес Тридцати серебрянников...
И куда прикажете от сего кошмару
Серафимушке было деваться?

  • 1

Re: На его сутулой спине и узких плечах

Дал маху, мой друг, поправим...

Re: по обычаю на матрасике рядышком с маменькой

Бедная, бедная мамочка, а ей-то каково среди всего этого кошмару?


  • 1