?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
В церковном прикиде...
Пиллигримство
kalakazo
С ручейком отечих обывателей,
в качестве "колбасной эмиграции"
плавно утекавшим
на вожделенный Запад,
через год два тамошнего вживания
происходила одна и та же метаморфоза:
дети эмигрантов
с лёту научившись
балабонить на тамошнем суржике
починали своих плохообучаемых родаков стесняться,
как и стыдится впрочем своего
"русского происхождения"
и тем более, своего "православия":
им во чтобы то ни стало
хотелось ежили не "быть" абригенами,
то хотя бы ими "казаться".
Сами же родители,
первое чувство шока испытывали
от "эмигранской церкви",
с донельзя обрезными службами,
и походившей скорее
на "русский клуб",
переполненный истеричными,
но всё равно амбициозными дамочками,
интириганский и душный,
куда и приходили в основном потусоваться
да профланировать в новой шляпке
и в новом церковном прикиде...

  • 1
Но ведь с первой волной эмиграции пореволюционной все ведь было не так, руссская эдентичность "белоэмигрантами" ведь сохранялась? Отчего же "эмигрантская церковь" превратилась в "русский клуб", в то время как "советская", "сергианская" церковь в атеистическом государстве, получается, больше сохранила благочинности?

Вы всё же нетонко пишете, дедулько:

1. "Русский клуб" из приходов часто начинала делать обычно колбасная эмиграция. По крайней мере, так было и в Лондоне (где я прожил несколько лет - самые острые причём несколько лет для этого прихода), так было и в Париже, куда я ни раз наведывался.

2. Насчёт детей эмигрантов - то, что Вы пишете, распространённый вариант, но это даже не случай большинства. Потому что есть такая штука как подростковый бунт на решение родителей уехать - со всеми вытекающими отсюда последствий. И, как следствие, как раз дети начинают воспринимать церковь как русский клуб, как место общения со своими...

Я пишу о эмиграции 1998 года,
когда колбасныя эмигранты уже пытались диктовать
свою волю и в Лондоне и в Париже,
трансформируя приходы по своему совдепному ранжиру...

В Париже такого не было (по крайней мере, не заметил).

"Парижск" - городок большой,
в каком приходе не заметили?

В Парижске много приходов, но трансформированных на совдепный лад я не знаю. На Рю Дарю, правда, стало много платочков, но в остальном порядки не изменились. (Трёхсвятительское подворье не в счет: там всегда был режим экстерриториальности.)

Откуда такое представление об "эмигрантской церкви"? Я помню ровно обратное: трепетное отношение к уставу, высокая культура языка, постоянная забота о том, что происходило на родине, бедность и праведность многих членов духовенства, благолепие бесконечных праздничных всеночных или великопостных служб. Да и сейчас это так, хотя кое-что и повыветрилось.

с детьми бывает по-разному. Я знаю семьи, где один ребенок буквально млеет от всего "русского", а другой почти не говорит по-русски - стесняется. Все это зависит от референтной группы сверстников-подростков. Конформный юноша под них подстраивается, а независимый находится в оппозиции.
Относительно приходов тоже все индивидуально. Одно дело увядающие европейские, наполняющиеся изуродованными совком новыми эмигрантами, другое - мощные канадские, австралийские или американские. Я отчетливо помню, какое на меня поразительное впечатление произвела община в Торонто (на Генри стрит)

Совершенно верно сказано

(Deleted comment)

Re: "Кому живется весело, вольготно на Руси?"

Всем, маточка, на орехи достанется...

Аргентине, наверное, повезло больше: колбасная эмиграция, наскоро получив вид на жительство в Квебеке, стайкой (в несколько сот тысяч особей)упорхала в Канаду...

  • 1