?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Haben oder Sein...
СУПчика хочится
kalakazo
Для меня Елена Шварц - буквально вся без сустатка -
в дёрганных поэзных ритмах, рифмах,
рваном вербальном умирании
была и, очевидно, останется
воплощением звания Поэта,
где два, когда-то Эрихом Фроммом обозначенных,
бытийственныя начала "Haben oder Sein" ("быть" или "иметь"),
совпадали в ней единовременно:
"Чужая боль — как музыкант за стенкой:
Мозг раскололся, и любая белка
Его достанет сточенным когтём,
Дыша, кусая мелко-мелко
И в лапках комкая, — для друга своего...".
Писать и быть литератором
можно ведь только от "духовной жаждою томим" -
духовного глада и хлада -
кричаще душевного неблагополучия,
а счастливыя и довольныя собой
кричать ведь о своём счастии и довольстве не умеют:
"Что же значил этот миг?
Отчего он стал горбат?
Но что-то значил он.
Я слышала какой-то крик,
Какой-то странный был ожог..."
http://lib.rus.ec/b/185170/read
Елена Шварц была и останется для меня последней вешкой,
на пути к останкам той самой
"литературоцентричной цивилизации",
а в ней - той самой-самой "последней из могикан" -
в цивилизации, где вековечное "Слово"
было и пока всё ещё, для очень уже немногих, остаётся
началом и концом всего тварного и сущаго.
Знавал я в своёй жизни
добрую сотню
вполне мастеровитых и рукастых пиитов,
кто при звуке ея Музы
брезгливо морщился:
"Фи - дамская поэза!
Фи - какова же банальна её рифма!
Фи - и она сама какая-то сплошь ординарная!"
Но когда в них самих пиит умирал,
прежде смерти их бреннаго тела,
они вполне благополучно
переходили на роль "приживалов от литературы"-
литературных подмастерий, редакторов, издателей
или уже давно ничего не пишуших "мэтров",
но непременно "учителей жизни",
на крайний случай - "отцов семейства",
"домашних подкаблучников",
коих младыя жёны
соизволяют выводить и доселе в свет,
в качестве дородных болонок.
У Елены Шварц никаких таких
запасных ролей не было, и не могло быть.
Потому так и прожила она
после своей поэзной смерти
ещё мучительных двадцать лет,
рабскими цепями
прикованная к писательскому столу,
и подобно Сизифу,
катающей изо в день,
так и непроглаголанныя сему миру словесе:
"В серый день я жила на земле,
В дне туманном свое торжество -
Может Дух подойти и смотреть,
Чтоб не видя, ты видел его.
Так порадуйся скудости их,
Этих сумерек не кляни,
Если нас посещает Христос -
То в такие вот бедные дни..."
http://modernpoetry.rema.su/main/shvartz_locia_nochi.html

  • 1
Это да - поэзия.

Удивительно!

ЗВЕРЬ-ЦВЕТОК
Иудейское древо цветет
вдоль ствола сиреневым цветом.
Предчувствие жизни до смерти живет.
Холодный огонь вдоль костей обожжет,
когда светлый дождик пройдет
в день Петров на изломе лета.
Вот-вот цветы взойдут алея
на ребрах, у ключиц, на голове.
Напишут в травнике — Elena arborea —
во льдистой водится она Гиперборее
в садах кирпичных, в каменной траве.
Из глаз полезли темные гвоздики,
я — куст из роз и незабудок сразу,
как будто мне привил садовник дикий
тяжелую цветочную проказу.
Я буду фиолетовой и красной,
багровой, желтой, черной, золотой,
я буду в облаке жужжащем и опасном —
шмелей и ос заветный водопой.
Когда ж я отцвету, о Боже, Боже,
какой останется искусанный комок —
остывшая и с лопнувшею кожей,
отцветший полумертвый зверь-цветок.
07.1976

  • 1