kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

В чужеродном стане...

Хозяйка Журавлиной горы,
при тогдашней да и нынешней
"симфонии" Церкви
и богоборных "властей и воинстве ея",
игумения Варвара Трофимова,
была, и в гистории церковенной
должна по праву оставаться,
"советским человеком", -
хотя бы по филигранной способности
к "лакировке действительности",
так, что само духовное бытие,
при всесилии афеисткого беснования,
столь трагически безысходное,
но мастеровито спрямленное
и посему совсем "без острых углов",
в причудливом плетении кружева
из византийской витиеватости,
обретает вид житийного лубка:
"Я уже была в Пюхтице.
Однако, наша настоятельница разрешила мне
вместе с сестрой Георгией,
которая сейчас настоятельница монастыря в Иерусалиме,
поехать в Вильнюс, так сказать, в длительную командировку.
И я там прожила 12 лет, была бухгалтером в епархиальном управлении,
пела в хоре, ездила в Москву по казначейским делам".
http://www.pravmir.ru/igumeniya-varvara-trofimova-ya-schastliva-chto-est-pyuxtica/
"Так сказать, в длительную командировку"
из монастыря послушницам
и даже за монастырские стены
отлучаться не благословляют -
"кто в теме" об этом ведает доподлинно:
из монастыря, как правило,
не выдержав "искуса"
по малодушию "сбегают".
Не выдержали монастырского испытания
и две молоденькие Валентины - Трофимова и Щукина,
не потому вовсе, что Пюхтицкий монастырь
в самом начале 50-х отбывал повинность
на ГУЛАГ-ного роду
"ратных подвигах".
Окормлявший тогда нищие Пюхтицы
духовник Петр Серегин,
строго блюл меру между "Оra et labora",
ставя на первое место молитву,
но при этом всегда мимоходом почему-то замечал,
что "красным попом", слава Богу, он никогда не был.
Какой-то инаковый,
и явственно "не советский",
привносили в монастырский дух
и старые ещё дореволюционного посвящения инокини,
брезгливо воротившие нос от всякой советчины.
И пять белоэмигрантских - из самого Парижу - Пюхтицких насельниц,
в 1945-м в блажной эйфории
прибывших в эСССэРию
в навербованном владыкой Николаем Ярушевичем
пароходе возвращенцев,
и, оказавшиеся внезапу за "железным занавесом",
после страдальческих "тыков"
обретших свой "ковчег спасения" ни где-нибудь,
а среди Куремяйских "недорезанных недобитков".
Одна мать Иринея, подруга юности Антония Блума,
чего стоила: с французким прононсом,
подчеркнутой дворянских кровей вежливостью
и ядовитой сталью в глазах ко всему совково совдепному...
Tags: Скотный двор, Театральный разъезд, игумения всея Руси
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments