?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Многопудье Каиафы...
вело
kalakazo
Келломякский Каиафа - литературный палач,
соделавший головокружную карьеру
на травле Ахматовой и Зощенко,
профессор Лев Абрамович Плоткин,
покоится почти что в ногах Анны Андреевны,
гранитно-рыжым трёхтомием.
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20466969/
Подобие критика Латунского
рубило головы пиитам
пафосным глаголом,
выкованным в шашечный булат:
в 37-м, по газетному извету Льва Абрамыча,
арестовывают и пущают в расход
тридцатилетнего ленинградского поэта Бориса Корнилова,
соавтора с Дмитрием Шостаковичем
знаменитой "Песни о встречном":
"Нас утро встречает прохладой,
Нас ветром встречает река.
Кудрявая, что ж ты не рада
Весёлому пенью гудка?"
В 46-м Лев Абрамыч - негодующий глас писательского цеху,
целый год пинавший
и без того уже упавших "литературных пошляков".
Льву Абрамычу партия и правительство
доверили написать учебник по русской литературе,
по коему долгие десятилетия
учились велии поколения
советских школяров.
Сорок лет коммунист Плоткин
пел оду "социалистическому реализму",
руководящей роли партии
в советской литературе;
"на крови" Анны Ахматовой
выстроил в Комарово двухэтажные хоромы;
никогда не мучил и не терзал себя угрызениями совести
и помер в преклонных годах
в звании "литературного генерала",
готовя к изданию
свой "бессмертный" трёхтомник:
"«Двадцать первое. Ночь. Понедельник.»
Не на кладбище, а в раю,
по растрельному делу подельник,
у тюремной решетки стою.
Ныне памятник твой без решетки.
И обитель раздумий и снов
придавил Лев Абрамович Плоткин
многопудьем партийных томов..."
http://myschool-38.narod.ru/teachers/malevich.html
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20466978/

  • 1
(Deleted comment)
Плоткин, кажется, все же попал "под раздачу" то ли за космополитизм, то ли за низкопоклонство перед западом.Он же был заместителем директора Пушкинского дома, но в 48-м году был снят и перемещен на филфак, где вместе с Мейлахом и Федором Абрамовым (увы) выступал главным застрельщиком на собраниях, посвященных борьбе с низкопоклонством перед западом и т.д..

(Deleted comment)
есть большие негодяи.
Кто такой Плоткин? Не хочется рыться в сети, но кажется воронежский рабфаковец, брошенный на литературу и поставленный в Пушкинский Дом, когда потребовалось менять там, т.н. "троцкистские" кадры, т.е. людей, репрессированных в 37-м-38-м г.г.
Не будь революции, торговал бы в лавке керосином или писал бы в Воронежских ведомостях фельетоны о проворовавшихся гласных местной городской думы.
Я не очень помню, где про него подробно написано, но по-моему в мемуарах Лихачева.

***Уже в июле началась запись в добровольцы. Записа­лись все мужчины. Их поочередно приглашали в дирек­торский кабинет, и здесь Л. А. Плоткин с секретарем парторганизации А. И. Перепеч «наседали». Помню, М. А. Панченко вышел бледный с дрожащими губами из кабинета: он отказался. Он сказал, что в добровольцы не пойдет, что будет призван и хочет сражаться в регуляр­ной армии. Он сидел потом в канцелярии и сказал: «Я чувствую, что буду убит». Я это слышал. Его объявили трусом, клеймили позором. Но через несколько недель его призвали, как он и говорил. Он сражался партизаном и был убит где-то в лесах Калининской области. А Л. А. Плоткин, записывавший всех, добился своего осво­бождения по состоянию здоровья и зимой бежал из Ле­нинграда на самолете, зачислив за несколько часов до своего выезда в штат института свою «хорошую знако­мую» – преподавательницу английского языка и устроив ее также в свой самолет по брони института.***


Л.А Плоткин был болен тяжелейшим туберкулезом и вывозил в Казань весь архив Пуш.Дома, где его и сохранил.
Будучи зам. директора данного учреждения, Лев Абрамович ЕДИНСТВЕННЫЙ принял на работу будущего академика Лихачева (после Соловков). Плоткин академиком и даже член. кором никогда не стал. А Лихачев каждое лето, видя Плоткина, бежал пожать ему руку. Как удобно поливать помоями покойников. Вы цитируете кусок воспоминаний Лихачева, которые ему написал ученик Плоткина - Александр Рубашкин. ТОШНИТ!

Вы меня обвиняете во вранье? Я только процитировал фрагмент из воспоминаний Лихачева

Очевидно о Лве Абрамовиче Плоткине, милостивая сударыня, Вы знаете много больше. Напишите его апологию и я ее опубликую.

Лихачев в мемуарах пишет о некоем директоре ИРЛИ, который в голод так объелся супом и кашей, что вызвали врача к нему. Фамилию директора не называет, но, похоже, речь о Плоткине. Есть ли какие-либо иные источники о поведении Плоткина в блокаду?

Лев Абрамович Плоткин исполнял обязанности директора ИРЛИ (и.о.) в 1948-49 году,
пока его не уволили по ходу антикосмополитической кампании.
В годы блокады Пушкинским домом руководил акад. Павел Иванович Лебедев-Полянский...

Верно, Лихачев в мемуарах пишет, что Лебедев-Полянский руководил из Москвы, в Питере же был другой директор (видимо, зам. или и. о.):
"Уже в июле началась запись в добровольцы. Записа­лись все мужчины. Их поочередно приглашали в дирек­торский кабинет, и здесь Л. А. Плоткин с секретарем парторганизации А. И. Перепеч «наседали»."
Цитата, о которой речь: "Директор Пушкинского Дома не спускался вниз. Его семья эвакуировалась, он переехал жить в Институт и то и дело требовал к себе в кабинет то тарелку супа, то порцию каши. В конце концов он захворал желудком, расспрашивал у меня о признаках язвы и попросил вызвать доктора. Доктор пришел из университетской поликлиники, вошел в комнату, где он лежал с раздутым животом, потянул носом отвратительный воздух в комнате и поморщился; уходя, доктор возмущался и бранился: голодающий врач был вызван к пережравшемуся директору!"
Питерским директором был Плоткин (до его эвакуации в конце ноября 1941), затем - Б. П. Городецкий.

А почему Вы так пристально заинтересовались товарищем Плоткиным?

Потому что идет волна клеветы на блокаду, мол, народ вымирал, а начальство обжиралось. Для этого используется и эпизод, рассказанный Лихачевым (естественно, в искаженном виде). И еще он Плоткина много в чем обвиняет.

  • 1