?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Бодался телёнок с дубом...
Простите
kalakazo
После возвращения из глубины сибирских руд в 87-м,
государевой реабилитации и снятия церковный прещений,
священника Глеба Якунина - ершистаго, занозистаго,
неуживчиваго, несломленнаго и несогбеннаго
правдоруба и правдолюба,
в русском православии могли бы и потерпеть:
он один был такой там -
единственной, заматорелый юрод
на всё укоренившееся в голимом конформизме
совдепное Православие.
Князьям церковенным следовало бы,
конечно, и повиниться
пред живым исповедником веры,
за то что не навестиста его
ни в скорбех, ни в темнице, ни в в узах,
а супротив тому - десятилетиями багром
отталкивали утопающего
от церковенной ладьи.
Тем более, что антиканонические деяния
архирейского собора 61-го,
из-за которого когда-то весь сыр-бор и разгорелся,
были на поместном соборе 90-го полностью отменены.
Однако отец Глеб Якунин востребовал
от церковных вершков невозможного:
он хотел всецерковного Покаяния,
возвращения к соборным началам 1917-18 годов,
введения принципа сменяемости духовной власти,
всестороннего контроля лаиков и низшего духовенства
над действиями деспотного клира.
Без всего этого, по мнению Глеба Павловича,
зачинавшееся тогда "необычайно духовное возрождение"
обречено было на неудачу: системные ошибки,
вкравшиеся в церковную Систему,
привели бы нас к новаму 1917-му.
Однако в начале 90-х не случилось ни такого диалога,
ни дискуссии о внутрицерковных болестях:
в ткани церковного бытия
им просто не сыскалось места...