Tags: пирдуха

Старый дед

Пирдуха

Только что узнал, мой милый друг,
о развязанной против тебя
как епископа Петроградского
"беспрецендентной компании травли".
Что ж, это и следовало ожидать:
жалко, что твоя хиротония
случилась именно поздней осению,
когда у тебя, по обыкновению,
именно в это времячко
и шалят нервишки
и не помогают при том
тебе самому
даже никакие
слоновьи дозы антидепресантов.
Слава Богу, ты научился,
всё время балансируя над пропастью,
справляться с собственным диагнозом,
зомбируя себя
то магией ученной терминологии,
то другим проставляя диагнозы
и прописывая им горы
подручной фармакологии.
Ты научился коновалить над подручным
человечим материалом-сырцом,
перенося именно на него
все твои подспудныя страхи
и подтачивающия тебя изнутри
суицидныя желания.
Если уж кого и выбирает в свои жертвы
его величество Сиицид,
то как раз тех,
кого ты сам и выбраковываешь.
Если кто-то из твоих пациэнтов
ныне наложит на себя руцы,
значит болезная душа твоя
снова подставила жалу смерти
кого-то другого.
Переживаю за тебя, как бы тебе самому
ныне не угодить в дурку.
И "счастливого" тебе выздоровления...
СУПчика хочится

Сси премудрость

Полдни, друг мой Лу, полдни потрачено нами
на твою деспотную выучку:
хоть и не с первого разу
ты научился азам
барочных амсамблей  и
осмьмнадцатого веку владычного обальяжу,
медвежаче вальяжным  экзерциссам и
сноровисто топтыгиным подтанцовкам,
научился ты и осоловело светиться
от пастырской любовии к нужным
и испепелять горгонным поглядом
людишек подтирочных.
Наконец-то ты вроде как
овладел и сноровкою "тянуть паузу"
и даже гнобить окружение
гнетущим молчанием,
пропуская мимо ушей  каверзныя подковыки,
а если и отвечая на них,
то энергично и долго занудствуя,
и причём на совсем уже другую  тему.
Из тебя, братец Лу, выйдет на славу  
достойнейший ученик,
какой вскорости должен превзойти 
твоего покорнейшего слугу и  учителя,
однако и здесь нас подстерегает
опаснейшая заковыка:
что нам делать с "вечно бабским"
в твоей архирейской душе?
Более того,  то ли это так мистика
твоей поблядушечной хиротонии
так на тебя повлияла,
но ты стал ещё и вилять задом,
точно ты Марлен Мурло,
и  местом пониже спины
ещё при ходьбе и "подмахивать":
это что – смена полу  или
последствие расплаты за
честное возложения на тя  
десницы деспоты Севастианушки
http://kalakazo.livejournal.com/361031.html#comments ?  
СУПчика хочится

Столичный мажор...

Благодаря устроенной тобою хохме, дедулькин kalakazo,
мой рейтинг возрос уже вдвое
и нет отбою от барышень,
выражающих мне двойную дозу
своего сочувствия.
И более того, благодаря тебе,
меня приглашают "на смотрины" в Кремль:
там снова стали востребованы
питерские церковныя шоумены.
Гонору, ты сам знаешь, у меня предостаточно,
да и за словом я в карман не полезу,
однако нет пока что
соответствующей моменту
"морды лица":
ни сановной вельможности в походке,
ни деспотного величия в жестах,
да и руки до сих пор предательски трясутся.
Плевать я хотел на свою непрезентабельность,
я не красна девица,
чтоб всем нравится,
но ведь "там" же могут сказать:
как гопником Димочка был,
так столичным мажором он и остался.
Было бы здорово, если бы ты удосужился
срочно меня натаскать
и преподать несколько уроков
никодимовской вальяжности...

Твой Лу
Старый дед

Гильотина для простофиль...

Прости, мой милый Лу,
что я как-то сразу не досёк,
что тебя под видом делателя "истового православия"
послали на созидание
досужей для глазу
православнутой порнушки
и чем больше ты эту идею
сможешь дискредитировать,
тем больший балаган
мне и придётся улицезреть.
Никогда не думал, что наша церковность
девальвируется до водевилю "Лев Гурыч Синичкин",
с тобою, естественно, в заглавной роли
и полным притом
театральным аншлагом.
Заранее поздравляю с бешеным успехом
и тебя самого,
и твоё лурьитское окружение:
ты ведь был и остаёшься
"гильотиной для церковных простофиль",
http://kalakazo.livejournal.com/186251.html
в том тебе слава, честь и
всемерное похваление.
СУПчика хочится

Дружеское увещеванье

Не ломай из себя целку, дражайший дедулькин kalakazo,
не тебе ли знавать доподлинно,
что наша церковность
не более как аттракцион
для подопытного плебсу,
вроде колеса обозрения
али американских горок:
бабьё визжит,
ниспадая вниз
с вагинальным бешенством
ущемлённой матки, –
так, собственно, они тащатся и от моего
"театра одного актёра",
а мужичьё на меня западает
в силу "вечно бабьего" в русской душе –
подобное ведь и тянется к подобному.
Церковь давным-давно
уже никого не учит
и ни к чему не зовёт,
не являясь ничем, окромя
как формой амвонного разнагишания,
того же самого духовного минету,
чем я всю свою сознательную жисть
честным образом и занимаюсь.
Побольше фрондёрского цинизму
и в надувании мыльного пузыря
под названием "истинное православие" –
будешь со мною
наконец-то на равных...
СУПчика хочится

Копытцев водопой...

Понимаю твою трогательную заботу,
милый Лу,
о "единстве рядов"
и что лутьший друг – это или совсем уже мёртвый
или "карашо" прикормленный:
что ж жду щедраго вознаграждения,
ну или хотя бы посулов
о моём прескором тож ебискупстве,
на которыя ты нынче сказочно горазд.
Энто называется совсем по-лукичёвски:
два шага назад – и махонький шажочек вперёд.
Ты хорошо усвоил перлы
вождя и основателя нашей церковной совдепии:
"Говорить правду – это мелкобуржуазной предрассудок!"
Ты хорошо усвоил уроцы,
преподанного нам обоим,
и церковного нитшеанства:
"Когда я слышу слово "мораль" –
моя рука тянется за пистолетом!"
Однако я всё-таки струсил и отступил,
а ты пошёл намного далее
для "быдла" усвоенных авторитетов,
испив ебискупство
от всеми гнушаемой и нерукопажатной десницы.
А я ведь, Димочка, тебя предупреждал:
"Не пей из копытца – козлёночком станешь!"
Старый дед

Письмо друга

Любезный сердцу моему, дедулькин-поскакулькин kalakazo,
хочется повстречать тебя
где-нибудь у тёмной подворотне,
по-нашему, по-православному обнять
и душить –
душить медленно и долго,
в своих объятиях приканчивая
последние всхлипы души твоей
прекрасныя порывы.
Пускай недруги наши
укатываются до колик в животиках
над моим ебискупством,
но мы-то с тобой ведаем,
что к сему служению
я готовился долго и скурпулёзно:
овладевая искусством краснобайства и
и плетения богословских кружев;
проводя тщательную селекцию
людского материала;
выбраковывая и отсеивая плевелы,
избавляясь от ненужного баласта
и собирая вкруг себя стадо
преданных мне шахидок.
Подобно Фаусту
я научился в пробирках выращивать
богословок и психиатров,
натаскивать манипуляторов и кодировщиц,
готовых во имя моё
вцепиться мёртвой хваткой
в горло любому,
кто осмелиться мне
хоть в чём-то перечить.
Благодаря "клубу самоубийц",
терпеливому зомбированию и промыванию мозгов
из младого и неопытного сырца,
удалось вывести
и новый тип православного,
какой, обвязавшись шахидным пояском,
готов во имя моего явления миру
взорвать вместе с собою любой
ставший на нашем пути
церковный осколок,
благо что динамиту на это
понадобится совсем какая-то малость.
Кирпичи из пригодной человечины
прошли отжиг,
закалились и готовы к укладке!
Присоединяйся, мой друг дедулькин:
"кто не с нами – тот против нас!"
СУПчика хочится

Из письма другу

...Из тебя бы мог выйти толковый химик,
талантливый математик,
может даже одарённейший биолог.
И сидеть бы тебе сейчас преспокойно в лаборатории,
да ставить опыты над,
дёргающимися в предсмертных судоргах,
серыми кроликами.
В курилке ты бы мог продолжать
вешать лапшу на уши лаборанткам,
и также забалдевать
минетничая тет на тет,
в туалетных кабинках.
В любом научном гадюшнике ты бы мог дать простор
и твоему ни с кем из смертных
несопоставимому честолюбию,
тихой сапой,
как только ты так и умеешь,
пролезая без мыла в доверие начальству,
и затем столь же вкрадчиво,
нашёптывая ему на ушко "сумнительны глаголы",
всё одно что новоявленным Яго,
кукушёнком
выдавливая из гнёздышка его ближайшее окружение.
И змеёнышем пригревшись на евойной груди,
вгрызаться внезапу
в его сонную артерию.
К твоим сейчас 46-ти ты бы мог,
уже мирно усесться в академное,
и обтянутое начальственного аввы
выделанной кожицей,
скрипучее креслице.
Однако же дёрнуло же тебя в 82-м
вдруг взять да и "елохнуться":
учёный мир
потерял лутьшего в Питере минетчика,
зато мир церковный обрёл
в твоём лице
минетчика духовнаго...
красный нос

Письмо друга

Милый мой друже, дедулькин-поскакулькин kalakazo,
после ебискупской хиротонии,
прошедшей впопыхах и поскору,
чувствую себя Хлестаковым,
какому вот вот  наподдают пендюлей 
и  обнаружат подмену.
А впереди ведь грызня со всякой швалью,
понавесивших себе колёс на шею,
и, возможно, война не на жизнь,
а на их блаженную кончину.
Что ж, если они хотят войны - то они её получат:
поможем и им стать мучениками да страстотерпцами. 
Мне предстоит выползти из своего домашнего  лепрозория,
в подопытных мышей обращая
уже всё, что попадётся на моём пути.
И как всегда, мне в этом тернистом пути
к скорому, я надеюсь,  Святейшеству
не хватает именно твоего дружеского  шаржа,
твоей клоунской буфонады,
твоих ироничных саморазоблачений.
От них я, как семнадцатилетка,  тащусь и балдею,
и  вместо неуверенного во всём Хлестакова,
во мне снова нарождается авантюрный  и во всём цинический Остап.
Давай снова биться на картонных мечах
и обливаться клюквенным соком,
дабы захлёбывающихся в подворотнях
собственной кровиною
за всем этим опереточным шоу
вовсе  никто бы и не заметил...

 
     Твой Лу
СУПчика хочится

Гусь и гагарочка

"Дин - дон, дин - дон!!!" -
набатно гудут берсеневские колокола,
гудут тревожливо в тот самый для всех
"последний и решительной бой".
Мелкостопнаю сороканагою
выползает из храму "святая русь".
Как и положено ей -
горбонося и картавля, 
идут грозливо  подбоченившись
уставщики и голосовщики,
хомовщики и унисонщики,
лестовщики и земнопоклонницы,
косовороточники и сарафанщицы,
чёрныя головёшки и бородолопаточники,
кротовцы и гротовцы,
старчики и братчики,
ревнители и стоители,
хулители и строители,
снычёвцы и клыковцы,
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16309148/ ,
мечевцы и гречевцы,
лурьиитки и хасидки,
лаврцы и маврцы,
марковцы и мраковцы,
сестрицы Алисы и коты Базилио,
Микеши и Влади,
ряженныя казаки и сдобныя макаки,
явные кафолики и тайныя католики,
идёт чёрная сотня - последний удел пресвятой Богородицы -
сущая Её отрада и доблее утешеньице,
а позади всех - патриарсь Евразийской,
Отесенька всех народов и  
Папа землицы русской,
рыжебородой Григорий Новай,
а с  пятиметровам шлейфом
евойной зелёной мантии тащится отпыхиваясь и 
семеня по нашему - древлеправославному,
кто ж Вы бы думали?
Прально - то и есть дедулькин kalakazo ,
но ежили Вам сие представилося -
окститеся да перекреститеся -
то прежде чем представлять да фантазировать неуёмственно -
крестится бы надобно:
поскакулькин не в зилотскай Берсеневке вовсе,
а со своим аввою - святейшим Алексием,
в храме для хороших и больших человеков,
за загородкой естестественно,
посреди vip - персооналу
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16289497/ .
Ну как Вам эта сладка парочка?
Ежили одобряем - с,
то поскакулькин посреди гуся и гагарочки,
третьим то и будет,
своим среди ридного что ни на есть православия.
Чой то я подустал,
уже третий как месяц у московитов ошиваться да валандаться,
а не возвернуться ли дедулькину вже домой?