?

Log in

No account? Create an account

Entries by tag: Матренин двор

Велии мироносицы...
Старый дед
kalakazo
Русский Матрёнин двор,
я открыл для себя достаточно поздно - в начале 70-х:
сработавшиеся на воловьих работах,
с изношенными мозолистыми руками,
и безропотливо пронесшие через всю свою жизнь
вдовий крест,
они и были теми мироносицами,
кто наполнял своим траурным черноплаточием
редкие  на Руси "действующие" храмы,
и кто своим молитвенным сопредстоянием
всё ещё  возогревал,
тогда едва  теплившуюся лампаду Православия.
Детки "девятого часа",
в церковь в те времена захаживать боялись,
и русские Матрёны
реально спасали собою русскую церковность.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19733856/
Выживали они поголовно,
сколько мне помнится,
на 35 - 50 рублей советского  пенсиона,
на одной круглый год
картошечке с лучком да морковочкой,
каждую лишнюю копеечку отрывая от себя,
и как лепту вдовы,
доброхотно неся в Божий храм
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19733863/
Избы их отличались стерильной,
до блеска надраенной чистотою,
с любовию ухоженными гераньками на окнах,
саму хозяюшку  можно было застать,
за самоотверженной колкой дров,
а из уст их мне никогда
не приходилось слышать
ни худого слова,
ни даже ропотливой интонации.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19733858/
Судьба - злодейка прошлась по их жизням,
асфальтным катком,
благодаря "заботам партии и правительства",
обрекая их на нищенскую старость,
а в ответ - ни тени озлобленности,
или пререкательного спору:
"За что же мне такое, Господи?"
И напротив - абсолютно бессребренное во всём бескорыстие,
и готовность под чужой,
горемыкательной крест,
подставить собственную спину
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19719148/ ...

Сиротская пажить...
СУПчика хочится
kalakazo
В нынешнюю эпоху постсоветской реставрации
не модно говорить о жертвах коллективизации,
да и ГПУ-шный беспредел 
в крестьянской избе да русских селах,
многим нынче кажется уже невероятным:
ладно уж ловили "шпиёнов" в больших городах,
среди интеллигенции,
может быть и взаправду рывших
подземныя ходы от Ленинграда до Парижу,
и секреты производства ленинградских галош,
сбывавших за большие куши
японским разведчикам,
но причём же здесь полуграмотный колхозник?
Его то за что могли ставить к стенке по 58-й?!
И только одно из преступлений богоборной власти
осталося вьяве - Великая война.
В древнейшем на .Руси
селе Карачарово,
долго стою у обелискной плиты,
вчитываясь в имена и фамилии,
в годы рождения и отчества 
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19733900/.
Сто девяносто семь - именно почти двести
наследников рода Ильи Муромца,
в деревне где в самой школе,
на все 11-ть классов,
ныне учится не более сорока деток,
и сгинуло на той великой бойне:
и деды, и отцы,  и сыновья
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19733865/
Почему и в Карачаровском  изустном предании,
осталася память 
о  велием плаче
в каждой избе,
и последующих десятилетиях
всеобщего бабьего траура
и повсеместного сиротского вдовства...
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19733857/

Доблестное борение...
Старый дед
kalakazo
Русский Матрёнин двор,
зачинался скорее всего в самом начале 20-х,
когда руками крестьянской гопоты,
и почали рушить сельские храмы,
крушить иконы,
и выуживать из русской деревни
"социально чуждые элементы" -
попов и их "прихлебателей",
монахов и монахинь,
из разогнанных монастырей.
В 28-м, на пике сближения города с деревней,
успешно расправились
с кулаками и их "подкулачниками".
А с 34-го и вплоть до самой войны,
русское село
подвергалось массированной зачистке от "вредителей",
когда чёрный воронок возвращался
на ГПШУ-шно градскую базу,
под завязку забитый
оперативно выявленными
"врагами народа" - полуграмотными пахарями.
Увы и ах: русская деревня всё - таки умела "писать",
и судя по устным воспоминаниям,
вовсю тогда "стучала" и строчила "телеги"
на своих же суседей...

Никто не хотел умирать...
Старый дед
kalakazo
Проходя деревеньку,
всегда норовлю остановиться
и узвезденного обелиска
в честь сельчан,
павших в самой последней Великой Отечественной
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19719163/
Они почти что всегда обнотипны,
и скроены на единый
стандартно архитектурный ранжир,
и каждый год к 9 мая,
их серпасто молоткастую багровость,
старательно ещё и подмалёвывают,
в напоминание очевидно того,
за какую символику,
и за какую власть
они собственно то и
не пощадили животов своих
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19719165/.
А от самих вмурованных досок
с именами на той бойне невинно убиенных,
веет тихостной жутью
и самой настоящей трагедией:
никто из тогда призванных мужиков не хотел умирать,
и благодаря доблестной стратегии
красных командармов - "Солдат - оружие одноразовое!" -
бежавшими в атаку русскими Иванами
успешливо разминировавшие минныя поля,
фактически никто из них
домой уже не вернулся
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19719164/...

Бытийственный прорыв...
СУПчика хочится
kalakazo
"Матрёнин двор" - это ведь  не только рассказ  Александр Исаича Солженицина,
но и некий  бытийственный прорыв,
когда сама литература,
из мира  "изящной словесности",
становится вдруг причастной к  самой Вечности.
"Матрёнин двор", появивившись в январе 1963-го,
на страницах "Нового мира",
всколыхнул читательский русский мир,
столь же набатно звяцающе,
сколь и набатным,
слыл  тогда его же  
разоблачительный "Один день Ивана Денисовича"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19725440/
"Сочинитель" любого времени,
в поисках востребованно "жареной" темы,
порой норовит брать  штурмом сами Небеса,
иль  ради читательского интересу,
готов спуститься в преисподнюю,
иль заключить сделку с самим Лукавым,
однако "матерьял" для великого и весткого Словеси,
всегда ведь лежит под ногами:
в грязи и немеренно истоптанный,
оброненный как никому не нужная вещица.
Да и само "начало" русской литературы,
как зерно кое так долго всё ещё
не могло прорасти,
ведь возлежит не где - нибудь,
а на  страницах жития праведной Иулиании из села Лазарево -
не игумении и не княгини,
не монахини или отшельницы
а простой русской бабы,
писанное ея сыном Дружиною Осорьиным: 
"...Боюся забвению и молчанию предати,
помышляя раба онаго муку,
приемша Господень талант и погребоша его в землю,
а прибытка им не сотвориша..."
http://www.svyto.ru/uliana.html
То ведь тоже  стало духоносным прорывом,
в истлевшей уже изрядливо,
церковной традиции житийного канона,
где  за барочным плетением словес,
и по правилам выписанной личины,
не возможно порой  рассмотреть
и самого праведника
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19725442/ ...
 
 

Матренин двор...
Пиллигримство
kalakazo
Никогда не отказываю себе в удовольствии,
побродить по сельскому погосту,
средь махровых зарослей бурьяна и жгучей крапивы.
Не встретить здесь ни пышных гранитов, 
ни помпезных  мраморов,
могилки копаны и вкривь и вкось -
как Бог на душу положит -
ограды да кресты
крашены в синюшно маслянистой колер,
а от самих вечных уже пристанищ
для бренного человеческого телеси,
веет духом родимой уБогости
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19725441/
И видимо неспроста уБожливость -
в буквальном смысле евангельски Лазарево
"пребывание у Бога",
испокон веку и носит в русском языке,
столь отрицательный характир
нищеты и горемычности
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19725444
На  родовых гробах дедушек и бабушек,
по обычаю хоронят,
вновь преставленных сродников,
посему здесь уже и не встретить старых,
или хотя бы довоенного времени захоронений.
Посему возможно и сродненныя имена
столь вскорости и стираются
из памяти русских Иванов,
так и не помнящих своего родства.
Почему я так всегда и поспешаю всмотреться
да заодно и  запечатлеть,
пока они ещё есть,
старыя лица с кладбищенских  фото
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19719160/
Инаковое и нечто Другое,
отпечатлелось на этих ликах,
они совсем на нас непохожи,
и точно из совсем уже другого мира,
из юдоли плача и черноплаточного  траура, 
бобыльственного сиротства и незримой для мира праведности
и взирает  на нас
самый настоящий и неподдельный
отечий Матрёнин двор
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19719148/
 

Бездомность, Безотцовщина, Сиротство...
Пиллигримство
kalakazo
В русской яви
по-прежнему главенствует
посконно наша всеотечья безотцОтцовщина
и куда ни глянь - царствует то же
всё пронизающее безмерное Сиротство.
 http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19719162/
Особливо печальственны
сельские кладбища:
наскору руку сварганенныя кресты и оградки,
и, кажется, уже навсегда
забвенныя и заросшия чертополохом,
абсолютно уже бесхозныя,
родимыя могилки.
Да и в самом  заглавном для всех нас
и окончательном
"до воскресения мертвых"
кладбищенском Доме
доминирует всё та же, без часовенного креста,
безприютственная сирость.
Точно и Дома у нас вовсе уже нету.
и в довесок к Безотцовщине и Сиротству,
наш вечный удел - ещё и голимая Бездомность.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19719139/

Остановившееся время...
Пиллигримство
kalakazo
Русская землица,
хоть уже может и в тысячный раз
по ней пускаешься странничать,
всё одно разит своей бесконечною ширию,
и своим былинным  необъятием:
вот только что пущенныя под самый корень
реликтовыя сосновыя боры,
помнившия может статься
самого Илью Муромца и Соловья разбойника,
вот зарастающие борщевиком
бывшие колхозныя поля,
вот обглоданныя остовы коровников и
покосившиеся бревенчатыя пятистенныя лежебоки -
даже в этом постсоветском оскуднении,
брошенных на произвол судьбы
самых исконно древних русских земель
есть своя особливая мощь и сила
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19719144/ .
В уме как и в первый раз то было,
роятся вековечныя для отечьего закоулка
и столь же древния как наши былины,
недоуменныя вопрошания:
"Богаты мне, а порядка у нас всё нетути?!" ,
а деревенская тишь
всё одно захватывает
красотою своего архаикного затрапеза:
так коротали мы   добрую тысячу лет,
и в том же ветхом  раскардаше,
суждено нам наверняка коротать
остановившееся времячко,
скорее всего до самого уже Апокалипсиса
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19719143/

Век притворно привременной...
Пиллигримство
kalakazo
Мои разговоры с последним парсунным Мастером
обретают всё более зловещий характир:
мир, в коем я родился и доныне живу,
в его понимании не что иное,
как только "век притворно привременной" -
век грандиозных подмен и обманов,
где и сама уже "старая вера" давно уже яко соль обуяла
и совсем потеряла свою мощь и силу,
сметаморфозничав в ту же самую
"лицедейну мамонность",
что и "постыдственное никониянство"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562354/.
Точно в само существо нашей "веры"
вкралась когда-то "системная ошибка",
что и привело к всеобщему
и уже апокалипсному низложению:
"Ни имамы бо ни духовности, ни веры,
ни самого первообразного богомазства!"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562355/...
Чу - веточной хрум и где-то рядом
настороженная поступь
и гнилостное человечье дыхание:
"Бежим, мой друг, бежим!"
Какой уже раз
ударяемся с изуграфным Старцем
в спасительныя бега,
и у края топкой болотины
расходятся наши стёжки дорожки:
он - дальше к совсем уже среди топей
укромной заимке,
а я - к себе "домой".
"Опять к никонианам?!", -
в его вопросительном погляде
токмо жалостливое сожаление,
как жалеют безвременно изгибших,
и самый уже последний напутственный наказ:
"Только к белокринцам не ходи -
они пострашнее и Ваших отступниц-то будут!"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562352/...

Кракелюрная патина...
СУПчика хочится
kalakazo
Время в изуграфном скиту,
поделённое на время молитвы
и чтений духовных,
восполняется ещё и вечерним,
после долгого процессу состариневания,
неторопным созерцанием токмо что на написанной Старцем иконе,
морщиностой паутины craquelure
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562406/.
Пишет старец быстро,
но намного дольше свершает
непременное напечатление на иконе
трёх столетий отечьей трагедии.
Вновь писанная икона,
по Старцеву уверению,
нынче смотрится непременно
бестыдственно оголённой,
да и невозможной в своей первообразно райской новизне:
"Из рая ведь изгнан бысть Адам..."
И как на нашей грешной Земле,
невозможно созерцание  Эдему, 
так и сама гистория церковна
разве уже возможна
без этих самых трёх веков
"никониянского богоотступничества"
и всё ещё свершающегося русского Апокалипсиса?
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562407/
Ни один изуграфный старинщик
не обзавёт свою работу "подделкой",
да и никогда не станет выдавать
устариненную икону
за век давно минувший.
"Подделкой" для адепта старой веры
была с Никонианских времён
и доселе остаётся вся наша пресловутая новоцерковщина,
и любая новая никонианская икона,
без кракелюра въевшихся в первообразный Лик
трёх веков трагических разделения и раскола,
тоже ведь смотрится
самой наглой и беспардонной поддельщиной
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562399/...

Холопы иконныя...
СУПчика хочится
kalakazo

Показываю парсунному Старцу
альбом другого современного возродителя
древлерусской иконы,
изданного не где-нибудь,
а в самой Италии:
фото он своё там выложил,
где он все ещё молодой, худой, стройный
и предстоит по праву руку отца Зинона,
как его самый ближайший "ученик",
но его же фото со Святейшим
совсем недавнего токмо "вчера",
это уже какое - то "рыло":
самодовольное, поросячье,
с холуйским щенячим восторгом
в освиняченных щёлках вместо зенок.
"А ты посмотри, - молвит мне Старец, -
а ведь писал-то поначалу твой друг
с молитвой, да с благоговением, да страхом Божиим -
бойко, ничё ведь не скажешь,
а когда сам стал с усам
и денежки небось появилися
да слава все, одно что моча,
в головку то приударила,
сам он стал писать только лики да руки,
а следом - видишь не его уже рука -
и "праздники" ему было уже самому лень выписывать,
а потом и вовсе видно "поток" пошёл,
что он в этом загогулистом семиярусье
только распорядитель,
а так за него да под его славным имячком
холопы иконныя-то и кочеряжутся..."


Заячий ремиз...
Старый дед
kalakazo
Старыя мои знакомцы,
коих я ещё помню
иконными подмастериями
да заодно ещё и "мальчиками на побегушках",
растиравшими для Учителя краски
и каждый Божий денёк
отправляемыя в магазин за
очередной порцией  "портвешка",
ныне уже сами Мэтры и Учителя:
их "эталонными" работами
открываются  альбумы
современного изуграфства,
на выставках церковного искусства
их иконы висят в почётно красных углах,
их имена произносятся с трепетом и благоговением,
у них самих уже свои ученики,
свои парсунныя школы
и даже целыя иконографныя направления
их собственного имячка.
Встречаешь такового мэтра
обычно на церковенной тусовке,
где не появиться - почти что "преступление":
будешь отлынивать от тусовок -
лишишься и деспотного покровительства,
да и все заказы на вновь расписываемыя храмы
тут же перетекут к "конкурентам".
Сам он подобострастно скукоживается,
при виде Карабас Барабасного белого клобука,
чуть ли не в четверть
становится меньше ростом,
так что сановный Крошка Цахес,
снисходительно взирает на него сверху вниз.
А уже tête-à-tête,
за бокалом изрядливо купажированного виски,
мэтр плачится уже по-настоящему:
"Ты представляешь эта деспотная сволочь,
опустила нас на триста тысяч зелёных.
Сам же видел - к назначенному сроку никак не поспевали,
аврал был полнейший: доски повело прям по красочному слою,
иконостас оказался на пол метра шире,
девочки накрасили Бог весть что -
ни к селу ни к городу
и в абсолютный невпопад -
пришлось лики самому переписывать,
однако же поспели точнёхонько к Успению.
Ну и что же: орал на нас, принимая работу,
благим матом, топал ножками,
замахивался посохом,
поклялся, что ни копейки за эту "мазню"
нам больше не заплатит.
Однако "мазня-то" эта
до сих пор в храме-то
освященная его десницею-то и висит,
и сам он на неё-то преспокойно молится..."

Скалькованная духовность...
Пиллигримство
kalakazo
Конец 80-х породил и самый первый в эСССэРии
кружок по обучению древнему изуграфству
при Ленинградской бурсе,
где пользоваться калькой
и делать прориси "по клеткам"
охочих мальчиков и девочек
учил ведущий реставратор Русского музею.
А спустя ещё несколько лет
на иконописцев стали переучиваться
уже мальчики и девочки Холуя, Палеха и Мстёры,
красившие до этого подносы и шкатулки,
и на конвейрное иконное производство
переводилися уже целыми ремесленными училищами.
Парсунный всеобуч оказался до невероятности прост:
соблюдай древние технологии
при грамотной и аккуратисткой копиистике,
и даже независимо от того - умеешь лоб перекрестить или не умеешь,
и из тебя непременно получится
второй или хотя бы третий Рублёв.
Столь элементарным
грезилось и воссоздание
почти что на корню прерванной традиции
русского монашества:
собери для этого отдельно,
в покамест руинированных стенах, 
горящих юным сердцем "мальчиков"
и отдельно от них пламенеющих
неофитским задором "девочек",
облачи их в рясы,
одень на них клобуки да апостольники
и начни совершать службы "по полному чину",
и получишь одновременно
велие множество
исконно русских обителей...

Возродители духовныя...
Старый дед
kalakazo
Робкие попытки вернуться к дониконианскому иконописному канону
начались в нашей церковности
где-то ещё в середине 70-х.
Доминировал в них, конечно же, Зинон Теодор:
ему по праву принадлежит пальма возрожденческого первенства
и создание на скабарской земле
первой изуграфной школы
и эталонных, в древлерусском стиле, иконостасов.
Иконы в строгой канонической манере,
как "непонятныя народу",
вызывали стойкое сопротивление старцев Псково-Печерского монастыря,
а сами "ученики",
промаявшись год-два в подмастерьях
под жестким Зиноновским табу
на табак и винное зелие
и достаточно суровливый установленный Учителем домострой,
из монастырских стен, как правило, сбегали,
"сами с усами" себя в столицах
объявляя "учениками отца Зинона"
и вполне сложившимися парсунными мэтрами.
Появился примерно тогда же
ещё и добрый десяток в Москве да Питере художников,
самостоятельно переучившихся на иконописцев
и вполне успешно заявивших о себе
как о "возродителях духовных".
Писали они уже не на оргалите,
а на самых настоящих досках,
но почти тогда все
переводя иконный образ с альбума
на доску "по клеточкам",
а москвичи, как более "продвинутыя",
в этой самой перезрелой копиистике
даже пользовались диапроектором.
В их мастерских, сколько я помню,
всегда стоял дым коромыслом,
по полу катались портвейныя бутыли,
а сами они "о высоком" и весьма духовенном
могли говаривать часами,
обдавая меня стойким ароматом
сивушного перегару...

Опровергоша долу горняя...
душе моя что спиши
kalakazo
Изуграфство всегда было да и останется
до скончания веку  зеркалом нашей духовности.
Почему и сразу же то подметил
язвительнейший и печальствущий протопоп Аввакум:
"Пишут Спасов образ Еммануила, лицо одутловато, уста червонная,
власы кудрявые, руки и мышцы толстые, персты надутые,
тако же и у ног бедры толстыя, и весь яко немчин брюхат и толст учинен,
лишо сабли той при бедре не писано.
А то все писано по плотскому умыслу,
понеже сами еретицы возлюбиша толстоту плотскую
и опровергоша долу горняя...
А все то кобель борзой Никон, враг, умыслил, будто живыя писать,
устрояет все по-фряжскому, сиречь по-неметцкому.
Якоже фрязи пишут образ Благовещения пресвятыя Богородицы,
чреватую, брюхо на колени висит, - во мгновения ока Христос совершен
во чреве обретеся...
А Христа на кресте радутова: толстехунек миленькой стоит,
и ноги те у него, что стульчики.
Ох, ох, бедныя! Русь, чего-то тебе захотелося немецких
поступов и обычаев!"
http://svet-nesu.ru/avvakum.htm
Эпоха советской церковности была,
сколько мне помнится, сплошь одной,
без конца и без краю, сермяжной  васнецовщиной. 
Наимоднячими среди настоятельского и владычнего бомонду
слыли тогда не вариации,
а именно что "точныя копии"
Васнецовских росписей
знаменитого Киевского собору:
и огньпалящие с горгонным поглядом святыя
взирали со стен вновь расписанных трапезных приделов,
а с приземистого потолка
угрозливо тянул свои деформированныя ручонки
кудряватый младенчик Христос Бог наш.
Велием спросом тогда отличалось
на алтарной сени непременно живописать
на кудлатом облаце
грозненно посвёркивавшего очами
седобрадатого дедушку Бога Отца.
"Ну и как тебе всё это?" - вопрошал меня,
напрашивающийся на комплименты,
куйбышевский деспота Иоанн Снычёв. -
"Не на земли стоим, а точно на самом Небе пребываим, святый владыко!" -
как на духу ответствовал
в самом конце ещё 70-х
лукавейший из царедворцев
поскакулькин kalakazo .
Рядом с деспотой багровел от удовольствия
и надувался от щирых дедулькиных восхвалений
и махонький "автор" сего благолепия -
ленинградский и никому там неведомый "художник",
умудрившийся таким макаром,
тихасапно расписать
не только Куйбышевскую и Ульяновскую епархии,
но и ещё добрый десяток подмосковных церковенных вотчин...

Непрошибленная дверца...
СУПчика хочится
kalakazo
Не знаю даже и почему, но любая вновь писанная ныне икона,
пускай даже и именитым - на слуху - изуграфом,
вызывает у меня столько яростливаго отторжения?
Может быть статься потому,
что всё одно - это копия
московской или новгородской или псковской школы,
очередная попытка войди в одну и ту же воду
отечьей духовности,
когда эта самая духовность подпитывалась
вешними водами чего-то ещё инакаваго - Другого,
нежели только сегодняшними стимулами
для иконописного творчества:
хлебушка насущного,
на десятилетия вперёд востребуемого ремесла
и заодно ещё пресловутой мании величия -
подспудной жажды
прославиться уже при жизни "вторым Рублёвым или Дионисием"...
И когда меня в очередной,
может, уже тыщу первый раз,
горделиво и не без тщеславия вопрошают:"Ну как?",
а я снова вижу пред собой
искусную и мастеровую,
старательно трудническую копиистику,
во мне просыпается токмо единый ернический сарказм:
"Гениально, друг мой, это гениально!!!" -
говорю со всею суръёзностью и на "чистом глазу",
а внутри возникает чувство стены,
словно вместо того, чтобы провести сквозь нея,
меня лбом о нея с размаху-то и расшибли...

Постимся постом приятным...
СУПчика хочится
kalakazo
Смиряет, дюже смиряет дедулькина kalakazo
последний изуграфной Старец:
сам на квасе и хлебушке
да мочёном горохе,
Петров пост  держит,
и поскакулькина в том строго приглядует.
Божья служба тянется
по полному Уставу,
как то и Отцами было заповедано.
От многоглаголивой долготы той
и язык мой прильпе к гортани моея,
и гортань моя исше
от воспоминаний о дружбанах моих  -
благочестных богомазах никониянских:
давно и сами бы упились,
и попрыгулькина в усмерть бы упоили.
Такова уж планида парсунщиков наших:
с утряннего-то бодуна
и руце трясутся,
да от недопою,
куражу художнаго   не хватаит.
А как писать лики божественныя починают,
то и дым пошёл коромыслом:
накурют так что непродохнуть -
топорище в том дыму-то повисаит,
а коли кто травкой балует,
так в том чаду насидевшись
и сам крышей ехать починаешь.
Ох, не таков мой старец, ох, не таков -
посему и плоды его изуграфства
сами о себе и глаголют:
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15647290/

Реликварии с мощами...
Старый дед
kalakazo
"Век девятнадцатый, железный,
Воистину жестокий век!
Тобою в мрак ночной, беззвездный
Беспечный брошен человек! "
http://az.lib.ru/b/blok_a_a/text_0040.shtml -
блистательной позапрошлый -
для самой отечей духовности был нелёгким испытанием:
в бурсах - дерзновенным разрывом со святоотеческим преданием,
на седалище Моисеовом - духом административной казенщины,
на крылосе - партесной итальянщиной,
в иконописании - причудливым маньеризмом
с революционно ворвавшейся в него,
под названием "русский стиль",
дерзновенной васнецовщиной.
Верными древней изуграфной традиции
оставались только маргиналы -
глубоко подспудом затаившиеся староверныя мастера старинщики.
Благодаря удивительной деловой хватке,
чувству локтя и взаимопомощи,
разбогатевшие старообрядцы
от веры отцов не отрекались,
в официальную церковь не ходили
и тайно созидаемыя домашние молельни
обставляли исключительно дониконианскими образами.
Явный спрос рождал потаённое предложение,
и на конец блистательного веку
только в одной Москве
над созданием особым образом "устариненных" икон,
не покладая рук,
с утра до позднего вечера
трудились уже целыя подпольныя цеха
под присмотром Баранова, Чирикова, Гурьянова,
Суслова, Тюлина, Изразцова...
Все они впоследствии
на рубеже веков,
когда культурныя отечии вершки
наконец-то внезапу "открыли" для себя
древлерусскую икону,
означатся как "рестараторы"
и будут самыми первыми,
кто "Троицу" Андрея Рублёва
станет очищать от поздних варварских поновлений.
Но это только вершина айсберга,
а его подспудие
так и останется для всех потаенной.
Самыми известными поставщиками древних икон
в Москве почитались Баранов и Гурьянов,
а мстёрский иконник Осип Чириков
не только поставлял древние иконы для Русского музею,
но и староверным толстосумам
предлагал дониконианские иконы
с вставленными в них мощевиками,
с мощами писанного на них "святого покровителя".
"А не сыщется ли где у Вас икона с мощами святой великомученицы Варвары?" -
"Трудственная, батенька, задача, но для Вашей милости
за три моря съездим, сыщем и Вам вскорости доставим!" -
"А Фрола и Лавра с мощами?"
"И Фрола и Лавра постараемся для Вас сыскать!"
Дело было столь уже поточным,
что в 1902-м вышел даже знаменитый конфуз,
когда некий толстосумный шутник
заказал у Чирикова две аналойного размеру
древния иконы с мощами:
"Одна штоб была Иоанна Богослова,
а другая - пророка Божьего Илии
и непременно с мощами!" -
"Пожалуйста!" - ответствовал предприимчивый ваятель.
И каково же было удивление,
когда через неделю
эти иконы (одна "пятнашка",
а другая - шестнадцатого веку
и именно, что с "мощами")
и были торжественно выложены
пред благочестно толстосумным взором...

Модная идеология...
Старый дед
kalakazo

Эпоха Николая Павловича - "Николая Палкина" -
эпоха не только "удушливого безвремения",
для поколения Герцена и Огарёва,
но времячко невиданных полицейских мер
по отношению к русскому старообрядчеству:
все староверныя храмы, часовни и
даже отдалённыя кержацкия  скиты,
были опечатаны и закрыты,
идеологи и "главари" старой веры заточены
в монастырские тюрьмы Соловков и Суздаля,
а десятки тысяч  древних икон,  
изъятые из молелен,
по настойчивому "благословению" митрополита Филарета Дроздова,
были свезены в Санкт - Петербург
и все до единой сожжены
в топках  кирпичного заводу
Александро - Невской лавры
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18576537/.
Более того, усилиями того же "святаго" Филарета Дроздова,
дониконовского времени икона
стала почитаться формой "злостной пропаганды" двуперстия,
посему особым решением Синода
древние иконы стали изыматься и
из новообрядческих церквей,
а на их место вешаться
иконы "строго православного",
и весьма модного тогда,
академического письма.
Однако, полицейские  гонения только
ещё более сплотили староверныя согласия,
а близость наступающего "Апокалипсиса",
выковало из староверов
доблестных и успешливых предпринимателей.
И в эпоху царственного восприемника - Александра Николаевича,
две трети всей тогдашней  отечественной промышленности,
уже находилась в руках
исключительно староверных кланов -
Рябушинских, Морозовых...
 http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18576535/


Нощь постыло безвременная...
СУПчика хочится
kalakazo
Но двадцать лет спустя,
как это и случается,
и не токмо в народных сказах взаправду,
когда дедулькин kalakazo
в поисках Мастера таво-то парсуннаго
все ноженьки своя изгвоздал,
все рученьки своя,
над взором свои наприкладуя,
вдаль присматриваясь иссмотрел,
все глазоньки своя изглядел
и в горести той бобыльничей
вовсе исплакался,
в каморке своей
на Красавец-езере сидючи,
да на образ таво мастера - перваобразный - глядючи,
случилося с ним чудо незванное:
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18576569/ 
едва слышной постук
в дверь пробудил меня
от долгого вже и многолетственнаго заматорения -
накрапувал хладной октяборсьской дождичек,
с ветхой Чиполинно дедулькиной крыши
звонкой капелию буравля
в подставленной медной таз,
так до конца и непропитыя
ещё покамест дудулькины мозги,
и вдруг этот самой нежданной постук.
На порожике моём  стоял совсем без виду,
с тремя волосинами на прикровенной главе,
да с холстинной сумою,
мужичёк с ноготок:
слышалси за ним лайной шум погони,
а гналися за ним волцы супостатныя,
обложили ево вкруг псы смердящия -
домогалися так подкозырники
яти душу в миру сём
совсем уже последняго и вельяго  старинщика.
Что же делать-то, коли чрез таковых-то
и сам Христос Бог наш,
душу кристианскую-то и на искус берёт:
"Где же мы видели Тя, Господи, алчуща - и не накормили?
Где же мы Тя, видели жаждуща - и не напоили?"
Утаил дедулькин таво странника
в каморце рухлядной,
прикрыв ветхой дерюжкою,
запустил на порожек и псов ищейных,
да и показал им своё,
на головку тюкнутое,
и всем уже ведомое,  слабоумие.
Опосля таво странника у-Бог-аго -
а может, и самого Христа за него случаем попрятавшегося -
поскакулькин накормил, чем Бог послал,
чарку для подкреплению сил
ренвейскаго вина гостю налил
и на свою сирую постелю уложил,
сам, яко пёс смердящий,
улёгшись у таза звяцающаго
охранять немирственною тишину
той нощи постыло безвременной
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18576596/...

В поисках утраченного времячка...
Пиллигримство
kalakazo
Почти двадцать лет лет я провёл в безуспешливых поисках
единаго и самого перваго изо всех
столь искуссного Мастера старинщика:
заглядывал и в Холуй, и в Мстёру,
выспрашивая его и питерских и московитых
и тоже потаенных собратий по цеху,
оставшихся всё ещё верными старинщескаму ремеслу,
наводил справки и у белокриницкой братии,
и у легальных беспоповцев - всё было понапрасну.
А его иконы легко мною опознавались,
горделиво вывешиваясь на красное место
в музеях Берлину и Вены,
Вашингтона и Сан-Франциска
и принимаясь за самый настоящий и подлинный
пятнадцатый век.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562332/
Ради сего изуграфного писала
сошёлся и с афиногеновцами, и аввакумовцами Приуралья,
с чёрнобольцами и стефановцами
из заповедных сибирских лесов,
познакомился с филлиповцами и федосеевцами,
с осиповцами и онисимовцами -
но все старания моя случалися понапрасливу:
и в самом пустынном таёжном углу
мне говаривалось:
"Вчерась Старец ещё был здесь,
а сегодни невесть куды и исшёл..."
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562335/

Только един...
Старый дед
kalakazo
Моё знакомство с творением великаго из анонимов
случилося в году так 1987-м,
когда, заскочив по случаю к "грабарям",
именно там, где игумения Молибога
нынче возрождает посередь Москвы
утраченную духовность,
разглядел среди пахитосного чаду
чудное, примерно метр на пятьдесят, Преображение
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562285/.
Удивлению самих "грабарей" не было предела:
два часа ушло у них на то, чтоб присмотреться
и разглядеть в сей иконе искусный новодел
и ещё два битых часа на то, чтобы попытаться понять,
каким же образом сия "подделка" сотворена
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562321/ 
"А ведь это - Гений!" - нежданно высказался,
дыша на меня трехсемёрочным перегаром, один из них.
"Да почему же сразу так и гений?" - недоуменно промолвил я.
"Да потому, что во времена Рублёва,
так писать умели триста,
может статься, даже до полтысячи мастеров,
а сейчас так умеет только всего лишь один
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18562317/...

Последний из могикан...
СУПчика хочится
kalakazo
Утро в Муромскам скиту
починается в четыре утра с пулуношницы,
по ветхаму доникониянскаму Часослову
поминаем Господа нашего Исуса
и крест на себя кладём
самым что на есть истинным двуперстием.
Вкруг нас за семь вёрст - ни души,
только заяц проскачет
да ворона обломится на сухой ветви.
А после пропетой утрени
вновь наслаждаюсь велием счастием
смотреть, как работает
последний из могикан
из роду и племени
староверных старинщиков.
 http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18576566/
Тихотно движется времячко,
а я сам вельему Мастеру
начитываю протопопа Аввакума:
"Телеса их птицы небесныя и звери земныя есть станут:
тушны гораздо, брюхаты,— есть над чем птицам и зверям прохлажатся...
Плюнул бы ему в рожу ту и в брюхо то толстое пнул бы ногою..." -
"И то верно - прально Аввакумушко: так их толтопузий никониянских и надоть!" -
молвит мой Старец, доканчивая ещё одну свою икону.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18576547/
Мастерство русских изуграфов старинщиков
берёт своё начало в осьмадцатом веце,
когда считанными уже оставались
иконы, писанныя до Алексея Михалыча,
и наступила потреба
восполнить староверские молельны
числом новых икон -
новых, но единовременно особенным мастерством устариненных,
словно проживших и восполнивших свою намоленность
ещё двумя ветхими столетиями...
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18576541/

С несмываемым клеймом...
СУПчика хочится
kalakazo
Пока на мирственное житие
настраивался я в Муромском лесу,
с церковного поля боя,
несмотря на вроде как отпускное затишье,
поступают ещё одни тревожливыя вести:
 http://asha-sashin.livejournal.com/54646.html.
И это значит, что ещё одну "белую ворону"
на Христовой ниве
выдавливают как инородное тело
с духовного поля:"Ату его, ату ево!"
А ведь о  asha_sashin   
мне  ведано уже добрых четверть века,
как о заботливой наседке,
неустанно пекущейся 
о собственных духовных птенцах.
И сам я его хорошо и доподлинно знаю,
как  неуёмливого
в попечательной заботе
о вверенной ему пастве, 
пастыря доброго.
Да - евреина по национальным истокам,
да - и много ранее, и даже доселе - духовного романтика,
да - человека с обострённым чувством справедливости.
Но разве не такие и должны 
лелеять, поливать  и терпеливо взращивать Христово стадо? 
Будь asha_sashin просто "наёмником",
служащим у престола Божьего
"не ради Исуса, а ради хлеба куса",
да ещё вдобавок церковным Молчалиным,
ему бы цены не было:
почёт и уважение у деспотов духовных,
и в качестве награды - назначение на лакомый приходец.
А тут, именно что обострённое чувство правды
и сотворило с моим добрым другом,
злую шутку: попал он мигом в епархиальныя Чацкие,
да ещё с несмываемым клеймом:
"Мало нам было мыкать горе от Павла Адельгейма,
так завёлся и у нас в Эстонии,
свой "сутяжник" и "очернитель",
пытающийся сор выносить
из церковной избы!"...  

Белая ворона...
СУПчика хочится
kalakazo
Современное русское изуграфство,
к великому сожалению давно уж выродилось,
и продолжает деградировать
до такого же подвида ремесленного тачания,
как мстёрская шкатульция
или такого востребуемого ныне "коммерческого искусства",
как матрешка, расписныя подносы или   лаковая игрушка.
Отечий богомаз -
зачастую как и заведено в  их творческой субкультуре -
это багровоносое существо,
после очевиднаго недопою или перепою,
с непременной манией величия,
вам как дважды два объяснит,
что писание икон - это вовсе никакое искусство,
и что любую кухарку
можно сходу научить управлять не только государством,
но и на потоке, всё одно как пирожки,
выпекать иконы:"Андрей Рублёв, уверяю я Вас,
вовсе  не был никаким художником,
а самым обыкновенным ремесленником!"  
Да и архирейский и настоятельские вкусы,
чаще всего и совпадают,
в жажде во вновь возрождаемый храм,
втиснуть очередное семиярусное благолепие -
бригадным подрядом поскору намазанный
клиповый видеоряд,
имеющий отношение к духовной традиции,
лишь постольку поскольку
эта мертвенная и абсолютно неживая копиистика,
писана под "строгий" церковный канон.
Немудрено, что отцу Андрею Давыдову,
с его единорядным лаконизмом,
и достаточно долгим рождением -
мучительным изживанием каждого нового образа,
на этом рынке богомазных услуг,
отводится  роль "белой вороны" -
чудаковатого Мастера,
неспособного ради востребованной коньюктуры,
поступиться ни собственной манерой,
ни даже художными принципами
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18357195/

Единое на потребу...
Старый дед
kalakazo
По творческому замаху,
и всегда присущему в нём дерзновению,
отец  Андрей Давыдов,
более всего мне напоминает
отцов Возрождения,
не русского и конечно не сейчасного,
а давно уже минувшего,
подражателей и эпигонов коего,
не сыскать уже даже 
и на Италийских берегах
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18357210/.
Да и сам он в кой - то возможной мере -
человек Возрождения -
с вечной и мучительной для него самого
и его близких, рефлексией,
и безусловно ещё и "трудным характером",
без остатка готовый жертвовать,
собственным бытиём
на служение Музам.
И из достаточно большого цеха изуграфов,
я не ведаю никого,
кто бы так самозабвенно,
с ранних петухов до солнечного захода,
неразгибонно работал бы
над поиском образа
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18357193/.
И кто бы сам уклад
многочадного семейства,
смог в наши шизоидно разобщённые времена,
по домостроевски строго,
подчинить и вписать
в богомазно  "единое на потребу".
Иконописец в какой - то степени всегда,
пускай хоть и маленький,  но  демиург,
и именно благодаря ему,
нам становится ведомой,
тайна сокровенного Первообраза...
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18355246/

Благодарственное словесе...
Пиллигримство
kalakazo
Отец Андрей Давыдов - на Суздальской землице - варяг,
и ещё одна жертва деспотного произволу,
тихосапно выдавленная из Дряжско - Пряжской епархии.
Природный московит, рождением своим обязанный
рафинированному филологическому  семейству,
и сам отец многодетного племени Давыдовых,
Андрей Юрьевич уже  почти как три десятилетия  минуло,
когда - то бежал  из шумного столичного Вавилону,
под сень Псково - Печерской обители,
где под детоводительною дланию архимандрита Зинона,
и обрёл  себя в изуграфном священноделании
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18355090/.
Двадцать лет он поднимал и расписывал,
древнейший в Скабарском краю, 
двенадцатого  веку
собор Иоанна Предтечи,
близ алтарной абсиды коего,
и сам хотел честным образом упокоиться,
однако на то она и "духовность отечья",
своеобразием своим дивящая
изумлённых западных инакомоляков,
дабы возродителя духовного,
после столь многих понесённых трудов,
взять да на старости лет
и вытолкать взашей,
безо всякого на то благодарственного глагола
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18355214/ ...

Камень преткновения...
перед заходом солнца
kalakazo
Изуграфное  творчество  суздальского священника  Андрея Давыдова,
уже более двух десятилетий
для православной публики,
является "каменем преткновения",
и одним сплошным для отцов настоятелей и наместников  
с "архирейским вкусом",
пререканием во языцах.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18357235/
Число недругов его богамазной манеры,
на порядок превосходит количество супротивников
творческих исканий  его учителя - архимандрита Зинона Теодора.
Если последний, по мнению православного гегемона,
давно уже "исписался" и окончательно "деградировал",
в подражании католическим подлинникам,
то отец Андрей Давыдов,
с его демонстративно "итало - критским" началом -
и вовсе является вызовом для
всех стоятелей в истинной вере
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18357179/
И иконостас, писанный в конце 80-х отцом Андреем,
для возрождающейся в самом сердце Москвы,
Даниловской патриаршей обители,
был первым,  какой у вновь назначенного наместника
вызвал бурю неистового негодования,
и единственное из его архимандричьих уст
повелительное для сего изуграфно "кощунного дерзновения":
"Смыть - и незамедлительно смыть!"
Это уже потом, спустя 17 лет,
стали по деспотному благословению
уже другого ценителя изящных искусств -
владыки Герострат Геростратыча,
в Дряжско Пряжской епархии "обновлять"
иконы отца Зинона,
а самым первым весной 93-го,
был смыт и переписан иконостас отца Андрея
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18357171/

Секира при дверех...
Пиллигримство
kalakazo

Самым уникальным антиком Владимирского удела,
была и без сомнения остаётся,
владимирская поповка,
взлелеянная и бережливо взрощенная,
церковным антиком нумер Один,
архиепископом  Евлогием Смирновым -
одним из последних в отечьем Православии,
владыкой "старой школы" - молитвенником,
бессребренником  и монасьелюбцем.
Пожалуй уже и не сыскать в русской сторононушке,
такого деспоту, кто бы столько много говорил
и ещё более радел
о спасении собственной души.
В самой древней русской епархии,
заметно оскуднелой
и обескровленной от родимаго же супостата,
владыка возродил не только  все монастыри и обители,
закрытыя при советской власти,
но и восстановил монасьи общины,
упразднённыя при Екатерине Великой.
Посреди топей да болотин,
и повсеместно сельского  одичания,
куда на служение,
женатого попа с попадьёй и детками,
и калачём не заманишь,
нынче яко крин процвела,
самая настоящая "монасья республика".
И как водится это на Руси Великой,
кого только в ея закромах не встретишь:
уникумов и чудиков,
духовных клоунов и церковенных арлекинов,
доморощенных философов и вопрошателей,
молчальников и печальников,
пересмешников и скалозубов,
прорабов перестроечных и блаженноничегонеделателей,
подвижников и самых настоящих шарамыжников -
всех пригрел на своей груди монахолюбивый владыченька.
Нынче секира уже предлежит при дверех -
архиепископу Евлогию исполняется вскорости 75-ть -
время очевидного  ухода его на достоблаженный покой,
и явления на Владимирских просторах
новаго деспоты - возможно "эффективного менеджера",
возможно строителя и создателя
строгой церковенной вертикали,
когда затрещит по швам
старое детище,
а с тонущего монасьего Титаника,
будет раздаваться велий плач да велие рыдание... 


Родимый край...
Пиллигримство
kalakazo
У свершающих  паломнический чёс,
людей столицы,
для описания родимой сторонушки,
по обыкновению припасено
велие множество розового и восторженного:
на то ведь они и паломничают,
чтобы в волю погрезить,
у них на глазах,
восстающим из небытия, 
русским  Китеж - градом.
И где уж тут заметить,
и зарастающия борщевиком
крестьянские нивы,
и в русских селениях,
крест накрест заколоченныя
бревенчатыя пятистенки,
и посередь них,
высящиеся церковныя руины.
Отечье захолустье,
как жило, так  и по прежнему 
влачит своё захудалое бытие, 
по годовым отметинам, 
без креста и без Христа,
Иваном непомнящими своего родства.
И так называемые "святые места",
с их и вправду только недавно
возрождённым лубочно картинным  благолепием -
всего лишь махонькия островки,
среди повсеместно на тысячи вёрст
всеотечьего чертополоха...

По Муромскай дорожке...
Пиллигримство
kalakazo

Как это случалося уже и ранее,
на Муромской дорожке,
встречают меня всё те же,
времён наверное ещё царя Гороха,
тарахтящия мотоциклетки,
с горделивыми наездниками,
в кожанных шлемах,
и в таких же по локоть,
в растревкавшихся от времени,
кожанных  крагах;
с толстозадыми деревенскими бабами,
как кочаны капусты,
каким - то чудом усажанными в коляски;
скрипучие лисапеды,
под ностальгическим прозванием "Десна",
и сноровисто оседлавшие двухколёсных подругов,
и совсем стриженныя под полный "ноль",
лопоухия мальчишки...
Мой старый цикл эссе По Муромскай дорожке,
столь же многоголосен и многоречив,
обширен и необозрим,
как и безкрайния заокския просторы,
столь же печальственен и протяжен,
как бесконечныя русския плачи,
и воистину блажен тот,
кто одолеет и понурливо  добредёт
до его до конца.
Нынче, достоблаженный  мой читателю,
ждёт тебя от многоветийственнаго
и непоседливаго дедулькина kalakazo,
весткий довесочек,
про отечий Матрёнин двор,
и русских антиков,
таящихся под спудом,
Муромскаго залесья...


У-у-у...
Пиллигримство
kalakazo
Русская душа, без сомнения,
уж какой и век пошёл,
одолена маетою.
Истоки всенационального заражения,
уходят во праотечье прошлое,
и ежили столичный обыватель
исписал - исщебетался про эту болесть
на  целыя библиотеки,
то русская глубинка,
о горестливом своём недомогании,
потаённо безмолвствует и скрытничает,
уже добрую тысячу лет.
И первыя семь столетий древнерусской литературы,
умещаются совсем в тощее,
Пушкинодомное собрание сочинений:
каждому веку отведено по тому,
и лишь последним векам - по два,
да и то только потому, что расписались
к тому удалому времечку
маргинальныя на полях закорюки -
царским шелепом погоняемыя
последователи старой веры:
"Бедной, бедной, безумной царишко! Что ты над собою зделал?"
Советское бедолетие,
вместе с последними дворянскими гнёздами,
выжгло и помещичьи библиотеки,
да и сами "недорезанные",
поспешая суетливо жгли в буржуйках
сустаток родовых преданий,
так что воскрешать их заново
из тьмы веков
проходиться прислушиваясь 
к старушечьим сказам,
обросших толстенным слоем
совсем уже былинных преданий:
"А барин то наш, государь мой батюшко,
кобелина то та ещё старая,
как бабка моя Аглая Степановна,
мне ещё младой девке про то рассказывала,
по нощам скувырнётся
и в волка обращался,
и по округе всё рыскал,
кровушки дитячей домогаяся:"У-у-у!"

 

Пахать подано...
Пиллигримство
kalakazo
Русская провинция, как правило, не путешествует
и сидючи в своём медвежъем углу,
недоумеючи поглядует на
понаехавших к ним,
добрым десятком западного крою
комфортабельных "япона - мать" автобусов,
москвичей да москвичек,
свершающих летнею порою,
традиционный православный чёс
"по святым местам" -
"не по нашему" нагловатых и разбитных,
да ещё и демонстративно ряженных,
в странноватом на добротный  русский  взгляд,
и тянущем на добрых 3000 у.е. "прикиде":
в национальных сарафанах до полу от Paco Chicano,
в блузонах из самой последней серии от Isabel de Pedro,
и цветастеньких - от Armand Basi -   платочках.
Должно быть примерно также,
в свою деревню наезжали,
в народных шаловарах,
да в косоворотах
препоясанныя по пузу вервями,
и русские помещики,
елохнувшиеся  в  Парижске,
на славянофильствующий манер:
"Я ведь Ваш братцы, я в доску свой!" 
Алексея Степановича Хомякова,
сколько мне помнится,
обрядившегося в русскую одёжу,
собственныя крепостныя
приняли за персиянина.
А я сам при виде православнуто  чёсовой публики,
вспоминаю бессмертный сказ про Льва Николаевича:
"Пахать подано, Ваше Сиятельство..."

Посреди царских утех...
Пиллигримство
kalakazo
Каждое моё новое пешешествие по Руси Великой,
начинается по причине  "комка в горле",
словно уже от крайней неспособности 
вздохнуть полной грудью.
Точно сумеречный чухонский ельник,
на окране питерского Вавилону,
в коем мне и приходиться коротать дни своя,
и есть тот Дантов лес,
где каждому из смертных
и суждено безвозвратно плутать,
нарезая  круги
по собственному душевному узилищу:
"Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины"
 http://divina.by.ru/inf01.html
Чухонская тайга,
с напрочь выкорчеванными из нея
аборигенными хуторами,
танковыми гусеницами
отуюженными в ней 
люторанскими  погостами,
и  после воинского лихолетия,
заселённая пришлым гольперекатным людом,
доселе томится  своим -  без роду и племени -
бескорневым пустоцветием:
всё старое и нам инородное
без сожаления было нами же порушено,
а своё родимое - отечье - так вовсе никак и не насаждено,
может быть даже уже и потому,
что насаждать нам уже и вовсе нечего.
Сам Питер провинциального обывателя
блазнит и стращает своим  "нямецко - прусским" благолепием,
ластит око своим хладно 
казарменным  классицизмом,
однако промаявшись три четыре дни,
на Питергофских фонтанах
да в душных лабиринтах Эрмитажу,
любой приокский поселянин,
считает не на дни, а уже на часы
своё тягостливое отбывание
посреди царских утех:
"Всё хорошо  и красиво у вас,
но поскорей бы домой -
в огород - к свояму лучку да клубнике..."

Вестник Апокалипсиса...
Пиллигримство
kalakazo
"И было бы удивительным,
если бы в тайнозрительном провидении
Муромского Мастера
не присутствовал бы и Вестник
вот уже скоро грядущего
всеотечьего Апокалипсиса,
затмевающего сами небеса чернью
и огненным крылом распростершегося
над уже окончательно последним
храмовым приютом..."
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433102/
Святой Иёсиф, выслушав дедулькина kalakazo
сей кратственной экскурс в творчество
Муромского протопопа Николая Абрамова,
ответствовал дословно следующее:
"Вот с такими авторами нужно работать,
сравнивать, выставлять, критиковать,
подталкивать к творческому соперничеству,
духовно окормлять на соответствующем уровне,
находить способы их материального поощрения
и интеграции в церковную жизнь как профессионалов.
А вместо этого нам просто плюнули в физиономию!"
http://kot-pafnusha.livejournal.com/196270.html
И после этого решительно распорядился:
"Собирай дедулькин-поскакулькин свою котомцию -
немедля отправляемся с тобою,
странничать по Руси Великой:
вдруг и ещё каковых
богатырей Сила Силычей
да самородков и мастеров великих,
встретим на земли отечьей!"
Так что прощевайте, о друзи и недрузи моя,
долог предстоит нам с духоносным Иёсифом путь:
будем пешешествовать с ним инкогнито,
как два калика перехожих,
пробавлясь милостыней и вдовы лептою...

Русский тугодум...
СУПчика хочится
kalakazo
Сколь бы не казалась "вторичной"
профессионалам от искусства
художная манера
муромского могиканина,
протоиерея и художника - авангардиста Николая Абрамова,
для меня он был и остаётся
прежде всего философом - русским тугодумом,
в тиши провинциальной келии
чрез умозрение в красках
силящемуся осмыслить
всю трагическую околесицу
отечьего "всё не так, как надо".
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433111/
И Пушкинское и, очевидно что, уже извечное для нас
"Боже, как грустна наша Россия!",
преломляется в его творчестве
безо всяких иллюзий и надежд
на "свет в конце тоннеля",
хотя бы уже потому,
что русская глубинка,
каждый Божий день и час,
вопреки столичному мажору,
являет, в основном, только
скорбныя примеры.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433115/
Как Эолова арфа
художник Николай Абрамов,
отображает подноготную "правду жизни" -
очередного, и уже какого по счёту,
соседского висельника и самоубийцу,
но как пастырь отец Николай Абрамов
ощущение полного национального тупика
не может не уравновесить явлением миру
сирого ангела
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433116/...

Федот, да не тот...
Старый дед
kalakazo
Когда мне в сто первый раз
из художественно-академных кругов
про творчество отца Николая Абрамова возражают:
"Ну, это же побитый молью,
старый как вчерашний день,
всё тот же гишпанский сюрр!"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433142/,
я возражаю: "Федот, да не тот!"
Прежде всего, у Николая Абрамова -
это и не всегда сюрреальность,
а следом - и совсем некоммерческая,
и вовсе не рассчитанная на успех
философическая живопись
о нашем житье-бытье,
тихая и негромко раздумчивая,
исполненная истомой
какой-то уже совсем
безысходной русской печали и
почти уже вселенского одиночества
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433021/
Отцу Николаю Абрамову,
в отличие от его
по московитому раскрученных коллег,
в глухом Муромском углу
всегда есть, что сказать,
и посему, даже в его
глухо провинциальном пейзаже,
непременно присутствует дума
о всегдашне русском тупике
и русской Голгофе
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433118/...

Художный Че...
белыя ночи
kalakazo
По окончании "Репы"
будущему отцу Николаю,
как подававшему большие надежды
вполне успешливому соцреалисту,
предлагали если и не звёздную,
то вполне мастеровитую карьеру
остаться делать в Ленинграде,
но ему хотелось домой,
снова в Муромские леса
и Муромскую глушь:
"Устал я, смертельно устал я тогда от Ленинграда
и от всей этой пустой, тусовочной суеты!"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433108/
А дома ждало его,
с нарастающей в нём
верностью авангардным традициям,
вполне понятное
чувство всеобщего и настороженного непонимания,
и вслед за вполне естественной "за верность идеалам"
безрыбьем и бескормицей -
состояние "белой вороны":
"Надо же, не где-нибудь, а в Муроме -
взял да объявился самый настоящий
художный Че Гевара - натуральный бунтовщик и революционер!"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433119/

На всю оставшуюся жизнь...
перед заходом солнца
kalakazo
Муромский отшельник
протопоп Николай Абрамов,
уже как два десятилетия
подняв на своём горбу
за время "неслыханно духовного возрождения"
три храма,
соединяет в самом себе
вроде как несоединимое:
честныя поповские трудодни
с художественным авангардом
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433100/.
В годы Брежневского застою,
в самом начале 70-х
из муромских лесов
ещё совсем мальчишкой
попав на всеобуч
в знаменитую "Репу" -
Ленинградскую академию Художеств
имени Ильи Ефимовича Репина,
где русский авангард
слыл под полным запретом
и где достаточно тогда старательно учили
живописать доярок и комбайнёров
(что хоть и презрительно именовалось,
кондовым соцреализмом,
но давало на всю оставшуюся жизнь
насущный хлебушек),
он еще и сам не ведал
о том как, подхватив
из художного ленинградского подполья
неведомую тогда ещё никому
сюрреальную заразу,
ею то, как дамокловой печатью,
он и будет запечатлён
на всю оставшуюся жизнь
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433099/...

Препобеждающия явь...
Старый дед
kalakazo
Как всегда дедулькин kalakazo
гнев самого Учёного из всех учёных
всех времён и всех народов
тщился приклонить на милость
к устроителям бульдозерно-церковенной выставки,
но Иосиф Виссарионыч все одно оставался непреклонен:
"Россия никогда, слышишь - никогда, не будет
ни хвалёной Англией,
ни пресыщенно сытой Голландией,
где при храмах вполне терпимы и пивныя,
и в самих соборах устраиваются ресторации,
и мы никогда не сможем, слава Тебе Господи,
похвалиться их пресловутой "толерантностью".
И нужно или совсем было себе учёную головушку
помутить коммерческим расчётом,
иль прочими меркантильного рода соображениями,
чтоб загадить церковный притвор в самом сердце матушки России
чёрными досками,
кощунственно обозвав их Черной Троицей.
Что кто-то напрочь отменил
так вовсе и не преображённый демонизм
светского искусства,
чтоб в него ещё и досуже играться
на месте святе? 
Вот ты дедулькин-поскакулькин -
всю Святую Русь вдоль и поперёк изъездил,
неужели у нас нет настоящего,
достойного отечей духовности, искусства?" -
"Конечно же есть, драгой Иёсифе!
Взять хотя бы творчество
неустанно труждающегося в Суздале
отца Андрея Давыдова
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18355246/
Или муромского художника
с хорошей академической школой,
протопопа Николая Абрамова
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18433019/..."