Tags: страсти - мордасти

Пиллигримство

Э-эх, ухнем...

Под громогласенной рёв бурлачьей "дубинушки" -
воистину национального гимну великой наноимперии,
старательно учиненная Ксаверием Туктуновым,
и. как в анфас - так и в профиль,
смахивающая на коровье вымя,
головушка главного Патрипулиста страны -
медленно, но верно
сама выпросталась из салатницы,
с капустным листом в осклизлой бородёнке,
и совершенно отчётливо
донесла до честных спиваков:"Пивная"
http://lib.ru/BULGAKOW/dogheart.txt_with-big-pictures.html
В потолок муромского "Эдему",
враз полетело добрый десяток пробок,
от сдобренно французистой Veuve Clicquot Ponsardin,
патриарший хор грянул "Многая лета",
а за карабас - барабасными силуэтами синодалов,
объявился и сам виновник торжества - Анатолий Борисович Чубайс.
Члены Священного Синоду тянули к нему
своя благословлящия десницы:"Спаситель Ты наш, Спаситель!!!"
А личико главного нанотехнолога отечьего Православия
оскаблилось в самодовольственном улыбоне:
добрая сотня миллиардов родных "рупий"
была успешливо истрачена,
на сколковской прожект
по поточному производству
профессионально церковенного вертухая:
с запечатленным в чипе
холуйским сердцем Жопализа,
ради пользы святого Православия
способного с нахрапистым бес-страшием,
топтаться по трупам
ещё вчерашних друзей.
За будущее родимой Церкви
можно было уже нисколечко не опасаться...
Пиллигримство

Мордою в салате...

У врат Муромского "Эдему",
к вечеру сего же дни,
кучно толпились,
образуя затор и даже
самую настоящую пробку,
православнутыя пацаны,
так и не удосужившиеся
осчастливливиться дивным видением
своего честнаго Аввы и любослаственнаго Гуру:
"Дорогие братья и сестры,
ровно на час объявляется
техногенная профилактика!"
mashenka_sench,
кою дамское любопытство
так и подмывало улицезреть
питерского небожителя,
"прямо здесь и сейчас",
проскользнув в пивную
с чёрного ходу,
к своему вящему изумлению
обнаружила своего собутыльника
в неподобающем
и даже срамном неглиже!
А именно: возлежащим мордой в салате,
в самом что ни есть
исконно отечьем оливье!
Рядышком в благоговении,
на полусогнутых распростёртый,
покоился евойный,
на должности пристяжного,
инеттролюшко bsv_aka_bsv.
В располовененной надвое
и абсолютно оказавшейся пустой головушке,
страстно мордастенького Дятла Тук Тук,
возился, ковыряяся отвёрткою,
самолично Его Сартрапосмиренство,
Ксаверий Викторыч Туктунов:
"Микрочип, Машенька, срочно меняем,-
пояснил менитой инет-барышне,
самый заглавный Великой Инквизитор страны, -
маньячно системные сбои
у Вашего небожителя вдруг почалися,
на исключительно фалической тематике..."
Машенька, истово перекрестившись,
бухнулась на коленки рядышком с bsv_aka_bsv,
и оба, в пиитетном колодробе,
протяжно затянули "Дубинушку":
"Э-эх ухнем..."
Пиллигримство

Главный церковный комбинатор...

Явление народу Главного церковного Комбинатора,
происходила на муромской улице Ленина,
естестественно, что в пивной.
Церковенной менеджмент самых последних отечьих времён,
пред православнутыми пацанами,
представал распальцованно бурлескной смесию
колокольного званию бульдожика
с кутейственным носорожиком:
"Ноздрёва с Шариковым,
Архаровца с Гаёром,
Лектера Ганнибала с Хлестаковым,
Ханжи с Держимордой,
Doctor Gebbels-а с Петрушкой,
Савраса без узды со Святошей,
профессора Мориарти с Паяцом,
Кромешника с Фигляром -
в типическом образе "героя нашего времени"
http://kalakazo.livejournal.com/559643.html
Столь доблестное на церковной панели
стояние духоносною Сонечкой Мармеладкиной
произросло в нашем г-ирое,
наконец-то запремногою сторицею:
некоторым "головокружением от успехов",
смычкой с Наполеошкиной "манией величия"
и вместе с повседневенной для евойной милости,
фельфебельской нахрапистотью,
придавала его образу
вид брутального мачо:
"Пздыр, вздрюч, псыр, квир:
пшли все на х..й, я сказала..."
http://kot-pafnusha.livejournal.com/219670.html
СУПчика хочится

Страстно мордастная...

К полудню муромские улицы пустеют
от изрядливо намаявшихся
и впадающих в сонной дурман огородниц.
Зато объявляются только что,
точно с дубу рухнувшия,
и наконец-то с бодуна опамятовшиеся
мысленнохитающияся тростники
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18056657/.
Именно токмо к полудню,
наконец-то выпрастываются на опохмелку,
без шиша в карманах,
муромского изводу
Венечки Ерофеевы
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18056658/.
Народец по своему бесконечно добренький
и на свой доморощенный лад "образованный" -
на тверёзу головушку,
способный раскумекать:
и как нам Россию-матушку обустроить,
и как нам в православной Церкви "навести порядок".
Однако, вслед за мысленнохитающимся муромлянином,
появилася такая же подвижная хвигура инородца:
как и полагается-то,
упорливо православнутому антесемиту,
за тоненькими очочками -
с явственно хасидской внешностию,
и главному церковенному гомофобу,
характерно подмахивающему
в ритм своей вербальной нечленоразделке,
вертляво пивным гузном:
"Дыр пзыр гур мздыр,
пшли все на Х...й, я сказала:пшли все нах"
http://kot-pafnusha.livejournal.com/219670.html
Матюшки-светы: да этож собственною персоною,
заглавная патрипулистка
Королевства кривых зеркал,
страстно мордастная Гаслиха
с инспекциею у Муром пожаловала:
что будет, что же с нами-то - горемыками, будет?
Пиллигримство

На инквизиторном поводке...

На втором ярусе сверсекретенной духовной лабаратории,
в отличие от штучно-деспотного матерьялу,
во всю мочь движился на всех парах
убожливо допотопенной конвеир,
где из приблудных Шариковых 113-х
клепали церковенно-побегушечную бюрократию,
прямо-таки уже с пригвозденными
тупоконечными главами
и ворохом исходо-приходящих бумаженций
в их белоручных дланиях.
Едва токмо снятыя с конвейеру,
тупоконечники горделиво уже выпирали
чахоточныя груди колесом:
"Это мы - соль земли!" Это мы - элита духовная!"
Меж клёпанного новоделу
стремглав бегала страстно мордастная шавка,
по прозванию Гаслов - Дятел - Тук - тук - тук ,
только что попавшая в  патрипулисткой случай 
на инквизиторном поводке,
шестеря в сторону Хозяина
куцым обрубком,
а вновь испечённой номенклатуре
рыкливо прилаивая:
"Я Вам ещё всем покажу, Кузькину мать...!"
СУПчика хочится

Скаске конец...

Операция по разложению отечьего православия изнутри,
под кодовым названием "Троянский лошак Хаслов и К."
оказалась самым удачным прожектом
питерского старца Григория Лурие.
Поколение юных церковенных волчат,
изначально готовившее себя
вроде как только на обслугу,
компромисное и комформисткое,
бойко заполонившее церковныя ниши,
и слившая в них,
своя напористыя стилизации да иммитации,
как духовности, так и и самой веры,
впоследствии и показало свои вострыя коготочки:
церковныя мыши съели Церковь изнутри,
а старыя деспотныя зубры,
когда то пригревшие на своей груди
младых щенят,
были ими же и отстреляны.
Благодаря тотальной подмене,
имя церковное стало столь же ненавистно
для народного слуха, как и в 1917-м,
сама русская империя съагонизировав
обратилась в Мышкинско мышинный округ,
и тогда то 12 июля 2035 году,
шестидесятилетний юбилей
троянского лошака
и обуставился с превеликим велелепием:
"Обряженных в медвежьи шкуры,
и по топтыгински тяжело переваливавшихся,
свора пристяжных гончих,
выводила на ружейной выстрел "героя дня",
недобитых архипастырей.
Десятипудовая туша празднолюбца,
прицеливалась долго,
метя не в бровь, а в глаз -
"щтоб шкурку не попортить" -
и стреляла уже наверняка.
Первым пал Орловский митрополит Пантелеимон,
вторым - питерский митропололит Илларион,
и вот из - за кусточков
появился и щуплой профиль
Ивановского владыки abbatus_mozdok.
Десятипудовая хвигура
заплечных дел мастера,
решительно отбросила ружьё в сторону,
и колыхаяся девятимесячным на сносях
пивным аналоем,
потрясая пудовыми кулачищами,
решительно двинулася
в сторону Ивановского архиебискупа"
http://kalakazo.livejournal.com/557694.html
И вот тут то и случилось "чудо":
пред мордоворотом разъярённого канибала,
появилась mashenka_sench -
монахиня Павсикакия в тайном постриге,
и впервые в своей жизни,
зыркнула на церковного Швондера
поглядом испепеляющей Горгоны:
духовный палач поначалу обомлел
и что - то в нём самом
глухо отхлопнулось,
и он на глазах у всех почал вдруг
поскору сдуватися.
Не прошло и минуты как возле ног,
горгонной защитницы
"униженных и оскорблённых",
уже бегала тявкающая моська.
"Шарик, Шарик поди ко мне..."
СУПчика хочится

На церковной панели...

Старец Григорий Лурия
познакомился с героем своего роману,
естестестенно что в сортире:
закатившаяся звезда
али ниспадшой денница,
по прозвищу Хаслов Дятел - тук - тук - тук,
имел обыкновение по сто раз на дню
умывать руцы.
Ему почему то всё время хотелося отмыться:
то апосля стояния на церковенной панели,
духовной Сонечкой Мармеладкиной
("Я невинная четырнадцатилетка!"),
то после дуэльнаго кидания какашками
с честным abbatus_mozdok,
то сразу же вслед за накатанной "телегою"
на в очередной раз,
тут же и замоченных "врагов православья".
Нюх ищейки, церберская стойка и
мёртвая хватка бульдожика -
и впрямь завидныя дарования
для нашего апокалипсного "вчера" -
"Конец свету" давно ведь уже наступил.
И бурлескная смесь Ноздрёва с Шариковым,
архаровца с гаёром,
Лектера Ганнибала с Хлестаковым,
ханжи с держимордой,
Doctor Gebbels-а с Петрушкой,
савраса без узды со святошей,
профессора Мориарти с Паяцом,
кромешника с фигляром -
не есть ли тот самый,
в королевстве кривых зеркал,
типической образ "героя нашего времени"?
СУПчика хочится

Разбитной малой...

Вспыхнувшая звезда,
пронеслася по небосклону
огненным метеором,
и недотянув даже до середины,
вскорости и потухла.
Ангелы же,
давно уже "отвернувшиеся от нас",
дружненно, на глас шестый,
востенали хором:
то ещё один отрок Божий,
на свою дурашливаю погибель,
преступил прихрамовыя врата.
К тому времени когда это
скорбное событие случилося,
все церковные роли были уже разобраны:
и среди "мёртвых душ"
шустро миссионерящаго Чичикова,
и прекраснодушнаго во всём Манилова,
и прижимистаго Собакевича,
и крохаборственной Коробочки.
Оставалась только роль Ноздрёва -
рубахи парня, забияки, драчуна дуэлянта,
и ежили уж пристало нашему герою
на церковенной ниве скоморошить,
то именно в облике сего "разбитного малого":
"... станут говорить, что теперь нет уже Ноздрева.
Увы! несправедливы будут те, которые станут говорить так.
Ноздрев долго еще не выведется из мира.
Он везде между нами..."
http://az.lib.ru/g/gogolx_n_w/text_0140.shtml
Старый дед

Великой спор...

Над почивающим от трудов праведных
отроком - законником вспыхнула новая звезда,
а два ангела над его изголовием
вели неторопный диалог.
Ангел Света:"Вот оно - будущее светило
русского духовного возрождения,
великий муж новай христианской науки!"
Аггел Тьмы:"Сего мужа я вскорости заражу
неслыханным честолюбием,
и он в своей церковной карьере
смело пойдёт по головам,
сминая с хрустом,
всех кто станет на его пути..."
Ангел Света:"А я вложу в его душу страх Божий!"
Аггел Тьмы:"А я под этот страх
подложу лицемерство да морализаторство,
научу его со страхом ханжить
и строить из себя святошу..."
Ангел Света:"А я дам ему великое сердце,
умеющее сострадать и печалиться!"
"Аггел Тмы: "А я этому "великому сердцу",
дам великоинквизиторское попечение
о сердцах кутейного миру,
и во имя их непременного счастия,
он исправляя "подвиг Христов"
отымет у них свободу..."
http://www.philosophy.ru/library/dostoevsky/dost.html
Старый дед

Ломовой конь...

Младенца на церковном подиуме,
по самоличному прозванию
Doctor Paul Joseph Gebbels,
хоть и мечтал он о карьере блистательного трибуна,
конечно же поначалу кормился "духовным млеком":
учился он "отцеживать комара"
в Вальсамоновых истолкованиях,
кои никто уже не соблюдает,
и законничать в церковном Уставе,
где как уже
добрых четверть тысячалетия,
"ащё соизволит настоятель -
творим беззаконие".
И как большая часть нынешних "учёных мужей",
мечтал что нибудь состряпать существенное,
в духе даже самого Тимофея Николаевича Грановского
каковой по ядовитейшему замечанию
Фёдора Михалыча Достоевского
и смог на общеотечьем учёном поприще
блеснуть докторской диссертацией
"о возникавшем было гражданском и ганзеатическом
значении немецкого городка Ганау,
в эпоху между 1413 и 1428 годами,
а вместе с тем и о тех особенных и неясных причинах,
почему значение это вовсе не состоялось".
http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0080.shtml
К нашим "титанам духа"
столь поспешливо ныне возрождающим наше
"святоотеческое богословье",
всегда дедулькин kalakazo
с трепетным пиитетом,
впрочем несколько дивясь тому,
что они в своей жизни не читали не только
церковного отпученца и бузотёра Льва Николаевича,
но и даже Антона Павловича Чехова:
"За столом в кабинете, низко нагнувшись над книгой или препаратом,
сидит мой прозектор Петр Игнатьевич,
трудолюбивый, скромный, но
бесталанный человек, лет 35,
уже плешивый и с большим животом.
Работает он от утра до ночи,
читает массу, отлично помнит всё прочитанное -
и в этом отношении он не человек, а золото;
в остальном же прочем - это ломовой конь,
или, как иначе говорят, ученый тупица.
Характерные черты ломового коня,
отличающие его от таланта, таковы:
кругозор его тесен и резко ограничен специальностью;
вне своей специальности он наивен, как ребенок...
http://az.lib.ru/c/chehow_a_p/text_0070.shtml#13