?

Log in

No account? Create an account

Entries by tag: Валентин Русанцов

Отеческая милость...
Пиллигримство
kalakazo
В разговоре с диаконом Димитрием Красовским,
возвращающемся к одной и той же "священной корове",
возникал вопрос: "А стоило ли вообще пытаться им
сожигать суждалитский Карфаген?
Для того и Церковь подчас выбирают,
чтоб полностью обратиться в зомби:
ничего не вижу, ничего не слышу.
А для тех, кто хоть что-то "понимает",
будут, козлёночком блея,
всячески доказывать,
что они из копытца вовсе и не пили?"
На каковое моё вопрошание,
честнАя супруга дьякона Димитрия,
вглянув на меня из-под своих тонких очочков,
достала с полки несколько листиков бумаги
и зачитала свой "рассказ" -
историю мамочки-одиночки,
ненароком прибившейся
к суздальскому "ковчегу спасения".
Деспота Валентин отнёсся к той
"по-отечески милостиво":
оделил кровом над головой
и гуманитарным хлебушком с маслицем,
а её тринадцатилетнего
розовощёкого бутуза Ванюшку
определил пономарствовать
в Цареконстантиновском алтаре.
В рассказе Софии нет ни одной "пошлой детали":
зазванный на угощение
в розовый теремок Ванятка,
за стенкой, под сиплое кряхтение
десятипудовой туши
на деспотном сексодроме,
почему-то кричит и плачет,
рыдает он и на материнский груди,
а сама его мамочка, обезумев,
вгрызаясь в суждальский чернозём ногтями,
роет меж огуречных грядок могилу -
для себя и своего Ванятки...
Рассказ потряс меня неординарностью литературного дарования
и своим чеховским лаконизмом:
в нём нет ни одного лишнего слова.
"Дайте я его опубликую: правда, умноженная на талант,
попалит Карфаген!"
В ответ - замешательство
и в очах диаконской четы -
неподдельное чувство страха
и даже какого-то архаикного ужаса:
"Да ОН же по-прежнему здесь в городке нашем пахан и бандит,
а мы только что своим домиком обзавелись:
он же нас попросту сожжёт!"

Церковный Карфаген...
Пиллигримство
kalakazo
Фильм-разоблачение двух клириков
под хлёстким названием "Мразь"
http://rutube.ru/tracks/4648946.html,
про своего бывшего деспотного патрона,
как и всё исходящее из рук духовенства,
творение, точно срубленное топором,
слишком дидактно прямолинейное
и вполне сознательно бьющее,
тяжелой артиллерией,
по одной болевой точке.
"Мразь" несёт в себе отголосок
атеистической пропаганды
советского агитпропа,
и в новейшей истории -
это первое антиклерикальное кино,
коему возможно и суждено
стать тем самым лекалом,
по какому и будут вскорости клепаться
антицерковные фильмы
новой волны.
Лимит доверия к русскому православию
ныне уже полностью исчерпан,
а примелькавшиеся по телевизии
"поповские морды" - сытые, холёные, самодовольные -
живые долгополые пародии на дореволюционный клир,
кроме стойкой идиосинкразии,
ничегошеньки уже не вызывают.
То, чего за семьдесят лет безбожия,
не смогла соделать атеистическая машина,
за двадцать лет
неслыханно духовного возрождения,
с этим успешливо справились
православные топ-менеджеры:
антиклерикальным уколам и выпадам
забитые тинейджерами кинозалы
бурно аплодируют.
Русское православие ни разу
за эти два лихих десятилетия,
не воспечаловалось
за обобранный русский народ.
С молчаливаго согласия русской Церкви,
происходила прихватизация
"народного достояния",
с ея же "благословления"
пестовался, лелеялся и холился
и класс "новых белых"
из рублёвской резервации.
А сами клерикалы,
по стилю жизни
копируя Рублевку,
избрали для себя
нишу идеоложной обслуги:
на то она ведь и религия,
чтоб миллионы обобранных
держать в послушнической узде
у новой русской аристократии...

Без розовых очков...
Пиллигримство
kalakazo
Судебный процесс, развязанный в 2001-м
супротив первоиерарха
Русской Православной апостольской церкви,
митрополита Валентина Русанцова,
его же ближайшим окружением,
как и сам по горячим следам,
созданный ими фильм "Мразь",
( фильм "Мразь" в меньшем формате:
http://mail.rambler.ru/mail/redirect.cgi?url=http%3A%2F%2Frutube.ru%2Ftracks%2F4649789.html;href=1 )
среди луриитов и лурииток,
ардовцев и ардовок
и прочих интеллигенствующих Русанцовских адептов,
вызвал бурю праведного негодования:
"Грязь, грязь, грязь!
Где приличия, где воспитание, где культурность?
Зачем столько грязи?"
Камни полетели не в сторону
обожаемаго ими "митрополита",
а в самих "последователей Хама":
"Подумаешь, плюнули в их души,
прошлись по ним деспотной кирзою -
не они первые и не они последние
в церковной гистории
"выблядки" и "подзаборники" -
что после этого непременно надобно
сожигать и сам церковный Карфаген?"
И они, возможно, правы!
По слову Константина Победоносцева
"Духовенство наше страдает великим пороком -
привычкою покрывать всякие грехи друг у друга
и не выдавать своих ни в коем случае
и всякую грязь сокрывать и замазывать"
http://yu-sinilga.livejournal.com/30520.html?mode=reply
Да так и вовсе ведь
можно остаться без розовых очков,
один на один
с Двойником церковным...

Мразь...
Пиллигримство
kalakazo
Порноправославная фильмА "Мразь" -
совместное творение бывшего
истинноправославного протопопа Андрея Осетрова
и столь же бывшего истиннокатакомбного
протодиакона Димитрия Красовского,
будь она честному суду представлена
где-нибудь в Европах,
смело бы потянула на три,
а может все четыре
пожизненных заключения



Однако в матушке Святой Руси,
фурора сие "кино",
никакого не сотворило:
в начале 2000-ых
лимит доверия к духовенству
у русского гегемона
был ещё вовсе не исчерпан.
Сам "виновник торжества",
по суду обвинённый в педофилии -
митрополит Валентин Русанцов,
отделался лёгким испугом,
отдавая самих авторов кино
и творителей "Хамова греха"
во власть всепожизненнаго страха и трепету...

Суждалитский подранок...
Пиллигримство
kalakazo
София Морозова, бывшая
истинноправославная монахиня,
ещё один церковный подранок,
по коему "духовная" жизнь суждальскаго разливу
прошлась асфальтным катком.
Постриженная в монахини
архимандритом Валентином Русанцовым
ещё совсем девчонкой,
двадцать лет она верой и правдой
служила своему господину:
пела на клиросе и в качестве деспотной экономки
управлялась в розово-владычном тереме,
будучи его самым доверенным лицом
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post17866823/,
пока, благодаря интригантским проискам
Вадим Мироныча Лурье,
на рубеже двух тысячелетий
не была вместе с протодиканом Димитрием Красовским
вышвырнута из "истинной" церкви на улицу.
В буквальном смысле слова: без крова над головою,
без копейки денег: "Пошла вон отседова!"
Истинная церковь, какую они по наивности
почитали своим домом,
оказалась вотчиной одного лишь Хозяина.
Здесь-то, в общей беде,
целибатный протодиакон и мантийная монахиня
и нашли друг друга,
по благословению владыки Евлогия Смирнова,
справедливо посчитавшим
цареконстантиноские "таинства" бесблагодатными,
обретя в друг друге мужа и жену...

Инвалид церковного поле - бою...
Пиллигримство
kalakazo
Роман Дмитрия Красовского
с "истинным православием",
как и для весьма мнозих "романтиков духа",
скитающихся по матушке Руси
в поисках утраченнаго раю,
завершился духовным крушением
и тяжелейшим душевным сломом.
От былой эйфории не осталось и следа,
да и сам диакон Димитрий нынче не более,
как инвалид церковенного поля-боя,
пытающийся заново среди всеобщей разрухи,
- с чистого листа - выстраивать
самую что ни на есть обыденную жизнь.
Глаза у истинноправославного младенца
открылись не сразу,
а когда приоткрылись,
то за истинноцерковным фасадом,
обнаружилась всё - та же рыбина,
гниющая с головы,
душная затхлость клоповника,
дырка от колокольного бублика
и ощущение полного тупика:
на показушно долгих службах,
в алтаре Цереконстантиновского собору,
никто из клира практически не молился,
"бу-бу-бу" - травились сальные анекдотцы,
то же самое вершилось и крылосе,
а молились одни только храмовые бабульки
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20641552/...

"Пирдуха" по наитию...
Пиллигримство
kalakazo
Дмитрий Красовский в Суждали
прибеглый варяг,
вдоволь - по горло - насмотревшийся
в медвежаче сибирском углу
на отече православный паноптикум
и на суждальском "ковчезе спасения",
дитя перваго часу.
Бежал он из советско церковного террариума,
в Суждаль, точно в землицу обетованную,
райскую опричь, кою так и не коснулся
смрад всеобщего приражения.
В любой совдепно кутейной "святая святых",
непременной запашок стоячего болотца -
битва не на жизнь, а на смерть -
длиннополых пауков во единой банке,
двойная жизнь: одна с амвона напоказ -
лицедейно "духовная",
а другая - "не ради Иисуса, а ради хлеба куса".
Глава цареконстантиновской потопной ладьи,
ебискуп Валентин Русанцов,
был к прибеглому варягу весьма милостив:
обаял восточным гостеприимством,
закормил и запоил
за щедренно домашним пиршеством
и на третий день знакомства
руковозложил Димитрия
в целебатные диаконы.
"Пир Духа!" - промелькнуло в главе,
проведённаго скволь алтарные двери,
новаго служителя алтаря Господня.
"Пирдуха!" - точно по наитию,
выкликнули громогласно уста
стоявшего у престолу,
суздалитскаго архипастыря...

Кукушонок 2...
СУПчика хочится
kalakazo
Не то чтобы тревога, а самая настоящая паника
охватила сонное суждалитское царствие -
иеромонась Григорий Лурье,
тихосапно вкравшись в деспотно доверие,
стал из окружения Валентинушки
выдавливать вменяемых персон:
иеромонаха Августина Ли,
Владимира Мосса,
спичрайтера Андрея Осетрова.
На глазах у честной публики,
происходило то, что в биографии
питерского Тартюфа
случалось уже неоднократственно:
"Лу и раньше имел обыкновение
войдя в какой нибудь кружок
взрывать его изнутри
и одеяло перетягивать на себя,
так и в референтском окружении владыки,
Васенька стал суетливо распихивать всех локтями,
и как кукушонок решительно
пытался вытолкать их из гнезда.
Ему хотелось новым Иоанном Богословом
возлечь на владычных персях,
но интриганил он как всегда топорно..."
http://kalakazo.livejournal.com/183325.html

Ноздрёвская завиральность...
СУПчика хочится
kalakazo
Сам Вадим Миронович Лурье,
за три дни преобразившись
в честнаго иеромонася Григория,
куртизанился пред своим
новым духовным отцом,
точно красна девица
с парижского Saint-Denis,
в питерской разлучке
забрасывая Валентинушку
двумя десятками писем
каждого дни, -
обретённого в Суздали,
духовного наставника,
за глаза именуя,
"Мп-шным реликтом
времён холодной войны".
У суждальского митрополита
и впрямь было многому
чему "поучиться".
Бойко приторговывал "первоиерарх"
товаром, схожим с подмоченным сахарком
или с бочкой мёда,
с плавающей в ней
дохлой крысою,
зато никто из сторонних олухов,
о том и не смел даже догадываться.
Отличительная особенность
советской церковной школы -
"два пишем, три в уме" -
подверглась у Валентина Русанцова,
виртуозной огранке:
врал он всегда и на каждом шагу,
вплоть до Ноздрёвской завиральности,
при этом нешадливо божась
и клянясь на Евангелии:
"Прав Лукич: говорить правду -
есть мелкобуржуазный предрассудок".
Другие стороны сталинской "духовности":
не "быть", а только "казаться",
о "правде Божией" истово вещать с амвона,
а жить по лжи, абсолютно безбожно;
идти к благой цели
непременно неправедными путями;
выдавать черное за белое,
а белое за чёрное;
шизоидно всегда быть расслоённым
на велие множество разных "Я" -
то ли с партбилетом, то ли с погонами под рясою,
были положены Валентинушкой
и во основание "истинной церковности":
из нея он строил такой же
феатронный задник,
какой и возводил в Суждали
в начале 70-х...

Суждальская трагедь...
Пиллигримство
kalakazo

Суждальской деспота и "первоиерарх"
души не чаял в новом питерском чадушке:
в два счёта Вадим Мироныч
объяснил ему "неканоничность"
возложенных на него  
МП-шных  анафем и Зарубежки  прещений,
и что он - "митрополит" Валентин Русанцов,
и есть единственный
на всём белом свете,
законный и истинный
истино-православный владыка.
Появился питерско церковный
жонглёр и фокусник,
в тяжелыя  для Валентинушки времена:
наступающей эпохой Климакса,
осложнённой сердечною непрухою и
диабетною комою.
Для суздалитскаго педагога и педолюба
это стало настоящей трагедью,
как и для его наперстнаго друга,
Серёженьки Параджанова:
начала афедронного воспитания
являлись краегольным камушком,
на каковом Валентинушка
и бережливо топтал
свой  кутейной курятник,
как истинной педолюб,
на щадя живота своего и
отдавая самого себя
своим юным наследышам
без сустатку.
Ежели питерский духовный бонвиван,
апосля всех суждалитских хиротоний,
и остался целомудр созади,
то только потому, что деспотный руковозлагальник,
деятельно "хотел", но уже "не мог"
свершить столь сакральственное посвящение.
Возможно, что и знаменитое
от суждальского "первоиерарха":
"Не чета вам - настоящий учёный муж! А вафлёр, вафлёр-то какой!",
было брошено Валентинушкой
своим синодальным чмошникам,
в качестве дразнилки: чтоб больше завидовали...


Голубая луна...
Пиллигримство
kalakazo
После честнаго - в три дни - пострижения,
диаконской и поповской хиротоний,
Вадим Миронович Лурье,
летал по Цареконстатиновскому собору,
точно надутый воздухом:
эйфории его не было пределу,
а сам он решил ставленической сорокоуст
соединить с "просвещением народов".
На подмогу иеромонасю Григорию
высадился в Суждале,
питерской десант доблих его учеников
и примерных люцелурьеитов.
Въехали они в сонный огуречной град,
гарцуючи на белых лошаках,
и собрав истинноправославнутых бабуль,
явили честной публике
чудеса церковно-циркового искусства:
"каноны то исчезали,
то появлялись вновь
в шулерском раскладе"
http://kalakazo.livejournal.com/793522.html ,
в десять минут они доказывали
"безблагодатность" МП,
и за пять - уже на спор -
могли доказать её обратную благодатность,
и всё при том жонглёрском навыке,
с привычной для люцелуриитов усмешкой:
всё "Хи-хи", да всё "Ха-ха".
Протопоп Андрей Осетров,
и он же спичрайтер деспоты Валентинушки,
пошатываясь от того богословского дурмана,
изошед на свежий воздух
обомлел от иступлённаго изумленья:
над суждальскими храмами,
восходила агроменная голубая луна,
кривясь в Хи-Хитливом улыбоне
питерского рыжебрадатого мажора...

Гильотина для простофиль...
СУПчика хочится
kalakazo
Любовный роман Валентина Русанцова и
Вадима Мироновича Лурье,
коему зачало и было положено в 1998 году,
один из самых испепеляюще страстных и
единовременно роковых
в житии суждальскаго "первоиерарха".
Их тянуло и притягивало друг к другу
какое-то общее "духовное" сродство:
оба - образцово набожливые Тартюфы
и увлеченныя игроки в церковенной бисер
виртуознейшие надуватели
мыльных пузырей.
Оба - неуемные старатели
в покорении зияющих высот,
в банке Святаго Духа,
упорные ваятели
царковенных МММ пирамид.
Оба - тонкие эротоманы в духе Михаила Кузьмина,
ценители "прекрасного",
"духовные минетчики",
кутейные наперсточники,
колокольного званию шулера,
оба - "гильотина для церковных простофиль".
Оба - Нитшеанавскаго замесу сверхчеловеки,
циники, презревшие обыденную "мораль"
и опытные манипуляторы
человеческим материалом-сырцом.
Оба - даровитые стилизаторы
самой "правильной веры",
ничего общего не имеющей
ни с евангельским христианством,
ни с самим историческим православием...

Копытцево похвало...
Пиллигримство
kalakazo
Нынче, когда истинно православный Титаник
на Теремковый улице
кренится бочком,
а со всех его щелей,
бегут архиреи-крысы,
и сам Кормчий-Хозяин,
скитается по его углам
в полном одиночестве,
в новом звании
короля Лира Суждальского уезду,
возникает вековечно русский вопрос:
"А кто, собственно, виноват?"
Ведь несмотря на вздорность характера
самого Валентина Русанцова
и мало от кого,
им же сокрываемая,
роковая любовь к мальчиковым афедронам
на протяжении двух десятилетий,
высокие московитые покровители
суждальского царька
жестко били по рукам
всех покушавшихся
на его "царковное маё".
На роль Яго, в этой
шекспироваго размаху "трагеди",
просится, конечно, очень известный
в очень узких кругах,
питерский мажор:
"В самую нощь пред Рождеством новаго 1998-го году,
в сумеречных хлябях небесных
баражировала огненно рыжая комета -
то Вадим Мироныч Лурье,
попавшись в очередной - 1001-й раз
на подлоге и лукавом обмане
http://kalakazo.livejournal.com/604247.html
нарезал круги,
пролетая якоже фанера
под северопальмирским Парижском:
"Что поделать - пролетел с вожделенным поповством
и у зарубежников, и у греков старостильников -
ничего не остаётся как бедному Васятке
подаваться к истинутоправославным Суздалитам.
Что с того, что ихний колодезь водицы живой
отпахивает тухлым болотцем,
а десница суздалитского пахана пререкаема
и абсолютно нерукопожатна?
Разве не приходиться по пути в храм
вляпываться в собачье дерьмо?
Ну и что - это ведь токмо всего один раз
и нужно-то испить из копытца,
а стану ли я опосля этого козлёночком,
или напротив - Отцом Церкви,
это мы ещё, братцы мои кролики, посмотрим!"
http://kalakazo.livejournal.com/604981.html

Серафимаво подвизание...
Пиллигримство
kalakazo
О нравах суждальской поповки
ещё в начале 80-х
можно было судить
по игумену всея Руси"
http://kalakazo.livejournal.com/tag/Игумен%20земли%20русской,
тогда ещё иеромонасю Сергию Кузьмину -
на питерском церковном небосклоне -
точной копии суждальского Учителя жизни:
с теми же "шуточками-прибауточками",
солёненькими "похабами" изо рта,
той же циничной развязанностью и
велиим пристрастием к
анальной педагогике:
"Ещё мальчиком из города Вязники
начал он своё восхождение,
с прислужника
в суздальском храмике...
Обучен этот смышлёныш был мастерски
секретам "серафимава подвизания",
умению ладить с ссыскными людями
и обустраивать своё благополучие.
Был он в любимчиках
у тогда уже знаменитого,
азербайджанских кровей,
дородного настоятеля,
покуда не превзошёл самого учителя,
обобрав до чиста и церковную кружку,
и настоятельскую мошну тоже..."
http://kalakazo.livejournal.com/54023.html
"Идеология отца Сергия была проста,
как дважды два:
заместо прогнившего клана никодимовцев,
взявшегося за руки,
так что даже и на танке не проедешь,
надо созидать церковность
на основе совсем
"другой духовности".
Я-то ведал, что Сергий Кузьмин -
всего лишь макака
и жалкий эпигон
другого воителя и "диссидента" -
архимандрита Валентина Русанцева,
никогда не гнушавшегося
во имя благих целей
ни ссыском,
ни доносами,
ни провокацией.
И кто знал,
что благочестие суздальского садка
станет эталоном
для насажденья на брегах Невы,
нового "обновления духа".
Ненависть к никодимовцам
была у отца Сергия неистощимой
на издёвку и садизм,
на провокаторство в духе азефовщины,
на проделки и проказы...
Как достойный ученик
суздальского пастыря,
игумен Сергий
знал, что крепче цемента
соединяют учителя и ученика,
незыблимые основы
античной педагогики.
И точно тайный орден
внутри самой иерархии,
игумен земли русской
стал лепить и ваять
из себе же подобных,
воителей и ратоборцев,
супротив никодимитской камарильи..."
http://kalakazo.livejournal.com/54790.html

Кукольный раёшник...
Пиллигримство
kalakazo
Очередной собор
суждальской "свободной церкви":
надувшийся индюком "первоиерарх",
с очевидным комизмом подражающий
картинкам из ЖМП середины 70-х,
а справа и слева от Хозяина
архирейская массовка,
им же набранная из собственных постельничных,
шаромыжных прихихешек
и послушно кукловодящаяся
одним токмо памаванием
Хозяйской брови.
Суждальский Карабас-Барабасыч,
положил сфрагисткую печать
феатроннаго гаёрства
и на всё "чистое" православие,
придав ему характер "кукольного раёшника",
и любые потуги на духовную альтернативу
клишировав в вид скоморошьего фиглярства.
Именно с Валентинушки,
любая церковная осколочность
и выглядит в матушке России
бурлескной помесью голубятни
с балаганным кривляньем.
Кривляйтесь, товарищи попы, и дальше
в своем истинно православном балагане -
вам никто уже ни на Йоту не поверит...

Стояние в истине...
Пиллигримство
kalakazo
Одной из самой точной "зарисовкой с натуры"
про суждальское "стояние в истине"
поделился с читателем anton_grigoriev:
"Впервые я почувствовал, что в некоторых местах Русской Церкви ни у кого нет плебейского права быть свободным, но есть лишь право быть холопом, в московском приходе РПАЦ в 1999-ом году. К нам по какому-то случаю приехал однажды на своем джипе с машинами сопровождения Митрополит Валентин. После службы настоятель храма протоиерей Михаил Ардов сделал Митрополиту на глазах у всего прихода подношение (весьма заурядное, какое-то дорогое двухтомное подарочное иллюстрированное издание, кажется, истории Московии). Но сказал при этом от имени всех нас такую речь, что у меня от нее потемнело в глазах.

О.Михаил Ардов - умный, интеллигентный московский литератор, постоянный участник тех или иных телепередач, человек с прекрасным чувством юмора и воспитанный если не по-старомосковски, то во всяком случае по-старосоветски. Если и не человек русской культуры, то уж наверняка один из лучших представителей мягкой литературно-либеральной оппозиции советскому официозу 60-70-х годов.

И вот он, имевший репутацию либерала, начал произносить свои слова. В речи, обращенной в адрес Митрополита Валентина (которой тот внимал на глазах у всех нас, возвышаясь над Ардовым и стоя от него в двух шагах) были все мыслимые в адрес митр.Валентина превозношения - "великий деятель духовного возрождения", "человек, имя которого навечно войдет в историю России", "господин, отец и молитвенник за всех нас", а так же сравнение Митрополита с разными святыми преподобными из предшествующих эпох. На этом этапе речи я был сильно смущен (сравнением живого человека со святыми, глаза в глаза, причем на виду у всех прихожан, на что Митрополит и бровью не повел, слушая все это в величественном молчании и воспринимая как должное), но все-таки продолжал внимать.

А вот то, что произошло дальше, я и описать, боюсь, не смогу. Дальше, закончив первую часть своей речи, протоиерей Михаил Ардов опустился, преклонив колени, вниз, распростерся перед грозно нависающим над ним и по-прежнему молчащим Митрополитом, и начал из такого положения говорить вторую часть. По мере дела он привстал и обратился в согбенную позу. Речь его состояла из признания всех нас, включая самого о.Михаила, недостойными своего святого владыки. В ней перечислялись прихожан и клира, его духовных детей, великие грехи. Мы признавались о.Михаилом недостойными его, владыки, пастырского попечения, блудными грешниками, которые только и норовят, как его подставить под удар, утянуть что-то из Церкви себе, пользоваться его великими милостями по отношению к нам себе во зло, не ценящими его заботу о нас и т.д.

И тут, во время второй части речи, от Митрополита последовала, наконец, реакция - он стал важно кивать.

Он так же грозно и повелительно оглядывал как-будто усохшего, согбенного перед ним седеющего протоиерея, медленно переводя взгляд с него на всех нас.

Это было настолько неописуемо, что, когда все закончилось, я поинтересовался у близких мне в приходе душ, что все это значит? И я запомнил на всю жизнь то, что мне тогда ответили.

"МЫ ПРЕКЛОНЯЕМСЯ НЕ ПЕРЕД ЧЕЛОВЕКОМ, НО ПЕРЕД ЕГО ВЫСОКИМ МЕСТОМ".

Впрочем, сказано это было как-то неуверенно. Да и "преклонения" (одного лишь преклонения) не было, было еще и самоунижение. Не перед Богом, перед которым должен самоуничижаться человек, но перед человеком. Который этому всему как должному внимал.

Вот так.

Знаю, что сейчас в эту тему снова придет о.Алексий Лебедев, санкт-петербургский священник РПАЦ, и начнет меня за "болезненное воображение" укорять. Но я свидетельствую перед Богом и людьми - мои слова точны. Я старался писать по-возможности бесстрастно, и, кстати, даже немного этот поразивший меня публичный акт духовного садо-мазо, очень далекий от как нормальной почтительности по отношению к архиерею, так и от подобающей христианам скромности, смягчил.

Прошу прощения у всех кого мог задеть. Это то, что я видел своими глазами и вижу по-прежнему сейчас."
http://anton-tg.livejournal.com/989474.html?view=9201698#t9201698

Мамонты возрождения...
Пиллигримство
kalakazo
20 лет "суждальского расколу"
по комизму и карикатурности своей
тютелька тютельку напоминает собою
историю постсдепной прихватизации,
как если бы примерный партхозактивщик
средней руки
взял да приватизировал, на себя любимого,
махонький заводик.
К концу сего печальственного хозяйствования
и сам деспота Валентин не ведал:
"А что же делать с этими пустующими,
хладными, так и ненамоленными,
духовновозрожденческими цехами?"
Сам Цареконстантиновский "кафедеральный" собор
всё также наполняся поповским козлогласованием,
как и в образцово-муляжные времена,
однако число клира окружавшего
деспотный стульчак,
на порядок превосходила
число молившихся в нём бабулек.
Они просто вымерли как мамонты,
не оставив после себя никакой замены...

Младший Иёсиф...
СУПчика хочится
kalakazo
Феномен личности суждальского "митрополита"
до сих пор так никем и неразгадан.
В домашней обстановке - задушевный собеседниче,
вышивающий в теремковой тиши
то гладью, то крестиком -
у зарубежных ебискупов,
одно только поминание о Валентине Русанцове
до сих пор вызывает,
непомерное чувство гадливости:
"На архирейской хиротонии архимандрита Валентина
зарубежники и испытали вдруг первый шок
(http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8732550/).
Валентинушка предварительно хоть и покаялся
в многолетней работе на КГБ да педофилии,
но именно в храме, во время
ещё только наречения,
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8732549/
он поразил их внезапностью переходов
от состояний робости и
даже некоей свойственной ему подлинной трусливости,
вдруг - к нагловатому хамству и чувству
надменного над всеми превосходства."
http://kalakazo.livejournal.com/136973.html
"Роман с зарубежниками закончился у Валентинушки,
едва он только успел долететь до Нью-Йорку.
В его модели церковнай
членам Синоду ничего не оставалось,
как ему вскорости взять да поклониться,
как это во снах младшего Иосифа
делали его старшие братья.
Тут же в кулуарах
владыка Валентин дал волю своему,
как всегда, едкаму чувству юмора:
"Синодалы на поверку - стопроцентные америкосы,
а вовсе никакие не русские:
настоящей России не ведают
и наших людей совсем не понимают.
Старшие по возрасту из членов Синоду -
давно уже маразматики.
И остаётся молиться,
чтобы как можно скорее им сдохнуть,
а главою всего церковного Зарубежья
назначить меня, любимаго"...
И когда вскорости
разгневанный хор синодалов
дружно запел ему "анаксиос",
недоумению Валентинушки не было предела:
"За что? Это ведь была только шутка!
Вот что значит: делай добро немчуре поганой -
ещё тебя и оплюют"..."
http://kalakazo.livejournal.com/137368.html

Испившиеся из копытца...
Пиллигримство
kalakazo
Роман Валентина Русанцова с зарубежниками,
хоть и был мною когда-то описан
со слов самих непосредственных участников:
"Кого поставляем?" - лихорадочно думал владыка Марк, -
у нас своих мерзавцев да циников полно,
ну, а в сравнении с этим - они ему и в подмётки не годятся!",
но рук от Валентинушкиной головушки
так и не отнял.
"Аксиос" - выкрикнул владыка Марк,
"аксиос, аксиос , аксиос" -
сипло заверещали вслед за ним
зарубежныя попы,
точно к стенам отечьей Трои
с визгом да скрипом волоча
только что сваянного,
на глазах у честной публики,
Троянского лошака..."
http://kalakazo.livejournal.com/136973.html,
однако до сих пор вызывает массу
недоуменных вопрошаний.
Зарубежники первыми-то и оказались,
кто с размаху вляпался в суждальскую грязь
и кто совместно, уже с новым суждальским деспотой,
испил из единаго копытца.
Лучшего способа дискредитировать
и саму Зарубежную церковь,
и так называемое
незапятнанно "чистое православие",
и сыскать было бы невозможно.
Что, не ведали ничего о ГБ-шных связях
или пидовском шлейфе,
десятилетиями, ещё с Кавказу, тянувшимся
за суждальской "сладкой парочкой": Валентином и Федором?
"Прекрасно ведали, но точно пелена и
какое-то наваждение опустилось на наши глаза!" -
говаривал мне горечно впоследствии
один из Нью-Йорских синодалов...

Два Валентина
Пиллигримство
kalakazo
Суждальское "стояние",
переросшее в войну двух Валентинов -
архимандрита Валентина Русанцова
и архиепископа Валентина Мищука,
уже описана "бойким пером"
архимандричьего спичрайтера,
тогда ещё просто Андрея Осетрова:
"Я - каратист, я - каратист!", - кричал у стен Казанского собору,
окружённый плотной толпой суждальских бабулек,
протопоп Георгий Горбачук,
из-под рясы угрозливо пред их носами
суча и взбрыкивая ножками.
Два Валентина,
всё ещё на ту пору
в совдепныя времена,
прилюдственно "мерялись пиписьками":
родичами из КГБухи, партейными билетами
и собственными погонами под рясой.
Церковная дуэль
пред честной советской публикой,
во всём своём замарашном неглиже,
разворачивалась впервые
и, пожалуй, впервые
за всю церковную гисторию
стоила упёртому архиепископу
деспотного места:
таких, как Валентин Русанцов,
надлежало подвигать не иначе,
как только выпирая в ебискупы.
И перед тем, как переводить его
с насиженнаго места,
стоило хотя бы поинтересоваться,
что поставлен в Суждаль
воительный архимандрит,
для "ответственной работы с иностранцами",
был стараниями своего "наперстного друга" и покровителя,
митрополита Алексия Ридигера.
А по отношению к предыдущему
володимерскому владыке Серапиону,
суждальский стоятель
и вовсе вел себя вызывающе дерзко:
"Вот вытру о тебя ноги,
и завтра тебя уже здесь не будя..."
И вправду ведь "вытер"...

Коса на камушек...
Пиллигримство
kalakazo
О "митрополите" Валентине Русанцове -
"суждальском бее",
личности пререкаемой,
но без сомнения колоритной,
за последние двадцать лет
писали и судачили,
то обвиняя, то защищая его,
как ни о ком из кутейного стада
достаточно много.
А ведь могли и не судить-рядить
о его славном имячке и вовсе,
не случись в 1988 году
в "нерезиново" Володимирской епархии,
редкой потребы:
именно тогда-то
и заканчивалась "командировка"
протоиерея Дмитрия Нецветаева,
долго лет до этого служившего в Александрии.
Возвращаться именитому протопопу,
отцу многочисленного семейства,
надлежало во град Владимир,
непременно на столь же почетное,
настоятельско кормовое местечко,
где "действующими" тогда
были только Успенский собор
да махонький храм на старом кладбище.
Вот и осенила буйну головушку тогдашнего
секретаря епархии, отца Георгия Горбачука,
"гениальная" рокировка: маститого протопопа Димитрия,
дипломантный язык свой набившего
на ответственной "работе с иностранцами",
соделать настоятелем в Суждале,
а косноязычнаго архимандрита Валентина,
на коего тогда в совдепной прокуратуре
заведено было уголовное дело
по части 1. 121 статьи УК РСФСР,
перевести поближе к Москве,
в отстойный - на 101-м километре -
град Покров.
Но вот здесь-то и нашла протопопская коса
на архимандричий камушек...

Палач и жертва...
Пиллигримство
kalakazo
Град-задник, град-бутафория,
вестимо что Суждаль,
заметно пожух и скукожился
без своего заглавно
муляжного реквизита - Казанского собору,
а сама, в местном просторечии - "Казанка" -
без своего главного актёра, митрополита Валентина Русанцова.
А ведь "Суждаль и Валентин неотделимы друг от друга,
как «Титаник» - от потопившего его айсберга,
как Иванушка Грозной - от покорённой им Казани,
как Александр Палыч - от только что,
в соседней зало,
удушённого папеньки.
Палач и его жертва завсегда ведь повенчаны
особливым браком,
спаяны навечно даже
когда отрубленая голова по помосту
скатывается в услужливо подставленную корзину,
и кровь с нея каплет
на ещё живых кровинушек..."
http://kalakazo.livejournal.com/134656.html
Нет уже в живых и тех
суждальских церковных бабуль,
кои "Валентинушку намного больше любили,
нежели вечно требнючающего и служащего отца Фёдора:
какая-то прикровенная задушевность
жила в том посиживающем
на церковном торжище
чистокровном азербайджанце,
здесь сокрывавшимся под легендой,
под что ни на есть русаксой,
фамилии Русанцов.
Да и казался он
всё одно что нашим,
по способности той
к щемящему сопережеванию и
душевному состраданию
ко всякой болести сердешнай,
и сам всегда жаждал дружбы и сопонимания.
Что-что, а никогда сквалыгою
Валентинушка не был,
сам умел готовить
и угощал преизобильно,
и денежками,
по копеечке собранными,
прещедро оделял
на широкую руку,
даже и не просивших.
Не было никогда в его натуре
типичной для духовенства русского
мелочности али – на чёрный день - скупидомства,
не был он рвачом или барыгаю
и никогда не страждал
поповским злопамятством,
но всегда любил широту и привольность.
Что-то восточное чувствовалось в его ласковости
и в его же деспотизме -
для присных он был Хозяином,
умевшим их держать на коротком поводке..."
http://kalakazo.livejournal.com/134656.html.

Не для красного словца...
Пиллигримство
kalakazo
"Опиум для народа", то бишь Православие,
для советской власти
эпохи брежневского застою,
как и само "златоколечье",
тоже ведь являлось не более,
как видом очковтирательной залепухи,
призванной именно иностранцам доказывать,
что с религией в СССР
"Всё хорошо прекрасная маркиза".
Причём, настойчиво божась,
врать им про это полагалась
самим долгополым служителям
этого церковно-феатронного задника
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post8732547/.
Златоколечныя попы,
вольно-невольственно повязаныя
в своих храмах
"общением с иностранцами",
являлись такими же
"работниками идеологического фронта",
как и советские дамы-экскурсоводы,
дамы-переводчицы,
из-под своих пестрядливых шалей
цепким ГБ-шным поглядом
строго бдившие немчурныя стада.
"Партия и правительство"
красным попам,
целиком и полностью доверяли,
и на честных суждальских отцах архимандритах,
как тогда говаривалось,
несмотря на их десятипудовую грузность,
"печать поставить больше больше некуда",
и сказывалось про это тогда
вовсе не для красного словца
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post8732548/...

Цыц я сказал
СУПчика хочится
kalakazo


Церковно ваяние.



Пиеса в двух актах.

Акт первый.
Владыка Валентин: У вас я вижу собралась большая община - три человека. 
Вы просите у меня священника -
так сами его из своей среды и выбирайте.
Кто у вас кандидат в священники?
Дамской платочек: Вот у нас Ваня хочет быть батюшкой.
Владыка: Хочешь быть попом?
Ваня: Хочу, исчо как хочу - только жена вот возражает?
Жена: Да я возражаю.
Владыка: Прекрасно, указ нумер первый:
сим числом благословляю брак Иоанна считать яко не бывшим.
Цыц я сказал: у эмпэшников все таинства безблагодатны...
Указ нумер вторый: благословляю пострижение Иоанна
в мантийно монашество сегодня же.
Цыц я сказал!
Указ нумер третий: о завтрешней хиротонии
монася... Иезекииля в иеродиаконы.
Указ нумер четвёртый...


Акт второй.
Через три дни.
Владыка: Указом нумер пять
с иеромонаха Иезекииля
за противление своему архипастырю,
распространение о нём досужих слухов и нелепых сплетен,
и за прямое непослушание,
снять священный сан,
и считать свершившиеся над ним хиротонии,
яко не бывшия...

Жертва аборту
СУПчика хочится
kalakazo
Роман с зfрубежниками закончился у Валентинушки,
едва он только успел долететь до Нью-Йорку.
В его модели церковнай
членам Синоду ничего не оставалось,
как ему вскорости взять да поклониться,
как это во снах младшего Иосифа
делали его старшие братья.
Тут же в кулуарах
владыка Валентин дал волю своему,
как всегда, едкаму чувству юмора:
"Синодалы на поверку - стопроцентные америкосы,
а вовсе никакие не русские:
настоящей России не ведают
и наших людей совсем не понимают.
Старшие по возрасту из членов Синоду -
давно уже маразматики.
И остаётся молиться,
чтобы как можно скорее им сдохнуть,
а главою всего церковного Зарубежья
назначить меня любимаго"...
И когда вскорости
разгневанный хор синодалов
дружно запел ему "анаксиос",
недоумению Валентинушки не было предела:
"За что? Это ведь была только шутка!
Вот что значит: делай добро немчуре поганой -
ещё тебя и оплюют"...

Лошак троянской
СУПчика хочится
kalakazo
На архирейской хиротонии архимандрита Валентина,
зарубежники и испытали вдруг первый шок
( http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8732550/ ).
Валентинушка предварительно хоть и покаялся
в многолетней работе на КГБ да педофилии,
но именно в храме во время
ещё только наречения,
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8732549/
он поразил их внезапностью переходов
от состояний робости и
даже некоей свойственной ему подлинной трусливости,
вдруг - к нагловатому хамству и чувству
надменного над всеми превосходства.
Даже во время руковозложения Валентин
не захотел, а может уже не сумел,
притвориться верующим,
или хотя бы молящимся.
"Кого поставляем?" - лихорадочно думал владыка Марк, -
у нас своих мерзавцев да циников полно,
ну а в сравнении с этим - они ему и подмётки не годятся!",
но рук от Валентинушкиной головушки
так и не отнял.
"Аксиос" - выкрикнул владыка Марк,
"аксиос, аксиос , аксиос" -
сипло заверещали вслед за ним
зарубежныя попы,
точно к стенам отечьей Трои,
с визгом да скрипом волоча
только что сваянного,
на глазах у честной публики,
Троянского лошака..

Групповухи
СУПчика хочится
kalakazo
Любая жизнь человеческая,
с виду всегда похожа на айсберг,
так что сокрытой
оказывается основная часть нашего бытия.
Она зачастую и является
той самой "amartia",
какую сокрывают не только от духовника
и своих присных,
но зачастую - и от самого себя:
есть те греховны состояния,
в каких мы готовы сознаться и покаяться даже публично,
есть же те грехи,
в каких мы не в силах признаться ни Богу,
ни даже самому себе.
В том что Валентинушка "не натурал",
всегда ведало его даже дамско-монасье окружение,
и по крайней мере раньше - в начале 80-х,
он это и не думал скрывать.
И в культуре его нации,
где женщина доступна только как жена,
купленная у ея родителей
за немалый калым,
в годы понуждённого воздержания,
женой старшему брату и служит
непременно собою младший брат...
И потребно ещё досказать,
что в годы брежневского застою,
голубая луна плотно висела
над всеми структурами,
кои причастны были
к идеологичной проституции:
саму ту работу именовали групповым маразмом,
и уже для раслабону
опосля вампирного творчеству,
на ниве защиты тех идеалов,
в какие никто уже не верил,
к вечеру
после раздавленного для подмоги
ящика знойного "Солнецедару",
групповым утехам и предавались.
Этим ублажали себя
и вершки комсомолу,
после громогласья победной риторики,
на вертолётах к ночи отправлясь
в оборудованну на Карельском,
приватну базу в "Зазеркальном",
и списывая потом расходы
на сии соборны оргии,
как будто на торжественный приём
"вьетнамской делегации".
Такие же радениями
ублажал себя и
комиссарский состав нашей
доблестной советской армии,
призванный оправдывать
любой скотско-воинский бардак,
и у любого комиссара,
кроме жены и детей,
был ещё какой нибудь лейтенантик,
скреплённай тесною "мужскою дружбою".
Не отставал от партейнай моды
и Никодимушкин
ещё 70-х,
ОВЦС,
изливавшийся без умолку в сказах
про "красно богословие".
Групповуха была в те славныя десятилетия
хорошим тоном,
общепринятым поведением,
присным утешением,
и тем крепким цементом,
спаянныя на каком и
раздавали теплы директорски местечки,
вешали очередныя погоны,
друг дружке в грудь втыкали ордена,
кричали толстобрюхим "Аксиос"...
Но были те все групки разрозренны,
и в многоэшелонированном советском быту
оне даже не ведали друг о дружке,
и потребен был тот самый воитель,
кто бы взял и
властной своею десницею,
взял да и соединил бы
все те групповухи воедино...

Всевластно святилище
СУПчика хочится
kalakazo
Самым сокровенным желанием Валентинушки,
было собирание землицы Советскай
во единай кулак-с.
Он собственно и был первым в эССэСээРии
нашим отечественным фашистом.
Любил Валентинушко говаривать
о мертворожденном дитяти - Питерхбурге,
и том что вслед за Питером,
и жлобной Московии
вскорости предстоит стоять совсем пусту.
И ему явственно казалось,
что сим заглохшим пустоцветам,
ещё недолго суждено цвести да пахнуть,
а тем времечком неторопно
"свет возсияет на Вы",
из новай столицы империи отечьей -
столицы четвёртаго Риму -
таящегося покамест
под личиной огурцовой Медины,
святаго Китеж граду - Суждаля.
Из велиих мира сего,
Валентинушка сравнивал и сопоставлял
себя только со Иосиф Виссарионычем,
и собственно таким маленьким Сталиным
для присных своих он и был,
на них тренируя свою пламенну отвагу,
и способность любого из любимцев
время от времени
прижимать к толстаму ногтю.
И судьба кипрскаго архиебискупа Макариоса -
главы кипрской церкви и одновременно президента,
казалась для него символической -
будет также в Китеже новаго Риму
и сам Валинтинушка патриарсем и вместе с тем -
генеральным секретарём.
Из широкого карману
архимандрича подрясника,
он как бы невзначай мог вытянуть,
то партейный билет-с,
то вдруг выказать из него же
красны корочки
со званием полковника КГБ.
И оставалось вроде как только за малым -
потаённо и терпеливо ваять и ваять,
не покладая рук,
посреди советскаго бардаку потаену ложу,
куда бы вошёл бы и цвет Церкви Русской,
и деятельны проныры военны,
и шустры живчики из именитаго пятого отделу,
и "инженеры человеческих душ".
И эта собранная во единнай кулак сила,
должна была поначалу
как раковая опухоль
проникнуть во все этажи власти,
пронизать собою вся,
подменить собою упорливых,
и тихо тихо -
совсем всё одно что ползучей революцией
готовить замену
для всё одно что живых,
но давно уже властьпридержащих покойничков...

Очевиденно невероятнае
СУПчика хочится
kalakazo
Сонная истома,
какая точно в войлок,
обвалакивает град Суждаль после обеду,
подчиняет тому ритму кажинного обувателя,
так что высидев на огуречной грядке,
любой из них почитает за долг,
задать образцово показательного Храповицкаго,
на широких перинах и
таких же большущих - с аршин,
пуховых подушках
( http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8661927/ ).
Посапуют голосисто огородники,
и в будках храпят повизгивая,
от райских снов,
их цепныя пёсы
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8661928/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8661986/.
Кемарят сонную одурь,
попивая растворячку на своих
венских стульчаках,
музейны дамы,
стоически высижуя
традиционное "ничегонеделание",
аж до самых четырёх пополудни.
Нагловатыя поутру гарсоны у ресторациях
после обеду тож клюют носом,
принимая заказ,
и потом приходится
жалкий салатик "оливье" да солянку,
дожидаться битый час.
И то ли дело в гостях у Валентинушки
( http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8732548/ ) -
и в начале восьмидесятых,
когда в магазинах Владимирщины,
были подметены даже банки с килькой в томате,
и каждому местному сидельцу
были ведомы колбасныя вояжи
с груженными авоськами да брезентовыми рюкзаками
из столицы нашей социалистичной тогда уРодины,
а у отца архимАндрита
в это же самое времячко -
скатерть самобраночка
под роскошным
усердливо вручную вытканным землячками
волевым портретцем,
широкорудно - всё одно как тогда у Леонида Ильича,
тесно занавешанным
орденами да медалями,
а после введения нашего славного
воинского контингенту
для соцпросвещения диких горцев в Афгане -
ещё и знаками почета
советскаго фонду Мира,
чтоб было на какие денюжки
сигать этим дикарям,
из племенного средневековья
прямиком в горний социализм,
( http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8732547/ ).
За самобранкой той,
плотно заставленной
большеголовой осетринаю,
тазиками с салатами,
бараньим пловом,
тугим свинячим жирком затянутыма
тарелями с украинским борщом
и закордонной "Столичной",
рядышком с инструктором по идеологии
из ЦэКа комсомолу,
можно бы увидеть посиживающим запросто
Булата Окуджаву,
и тут же - пухлястосдобного полковника
из министерства обороны,
и коленка к толстой коленке -
губошлёпного Олежика Табакова,
а рядышком - КэГэБэшного капитана из пятого управления,
и писклявого телеведущего "Очевидно - невероятного".
А во главе сей честной компании -
дородного бея,
оживляжно посередь этой по восточному,
безразмеренно долгой посиделки,
бросавшего в сию честну компашку,
зажигательно просолённыя анекдотцы.
И вправду - очевиденно невероятное то было зрелище,
для тогдашнего суждальска соннаго безпросыпу...

Властитель дум
СУПчика хочится
kalakazo
Иногда даже было неловко смотреть,
на трепет и благоговение
маститого архимандрита
перед учёными степенями и званиями,
и как он,
словно на наживку
легко клевал
на академных чернорабочих от науки.
Честолюбие у Валентинушки,
как впрочем и у всех монашествующих,
было преогромным,
и в досужих мечтаниях,
он по ещё тогдашней молодости,
примерял на себя то тогу профессора истории,
то КэГеБэшнополковничьи погоны,
то ношу маститого писателя,
то зарешечено оконце политического диссидента,
то тяжёлое бремя гениального философа.
Хотелось быть ему властителем дум,
а не заурядным попом,
посреди огуречных огородов.
Гонор то - огромный,
а образование - только духовна академия,
что и означало лишь гулькин нос,
и терпкое ощущение,
что за зубрёжом, долбёжом и ковырянием в носу,
он так ничему, бедняга, и не научился…
Собрал он по тому времени,
довольно неплохую библиотеку,
много кого почитывал,
днями мог готовиться к проповеди,
и принялся было за написание,
в виде «Писем к другу»,
фундаментального историософского труда,
какой и должен был вскрыть все наши недуги и
явственно указать всем нам
свет в конце тоннеля.
Но после первого,
и правда, недурного вступления,
и ещё двух трёх ярких писем,
он как - то внезапно взял и сдулся:
мало ведь кто навык у нас к
систематичному вытягиванию
учёной лямки,
и сам дух провинциальной летаргии
тоже ведь берёт любого война духовного,
словно в кокон
и обволакивает инерцией да истомой,
и даже с хорошими задатками
начинателя,
связывает тот прелый душок
и по рукам
и по ногам также.
И оставалось только плюнуть
на все возможные светские карьеры,
и оставаясь обыкновенной КГБшной шохой,
среди «а ля рюсс» балагану,
расти только по церковнай линии – в ебискупы.
Ничего в том пожелании честолюбном,
для людей его звания,
особенного и не было.
И недаром бытовала анекдотная оговорка,
когда при постриге,
приползшего к амвону отрока
вопрошают:"Почто пришел еси брате?" -
«Жития хочу… архирейскаго!».
И ежели некий безъусай вьюноша
и сейчас помышляет о клобуке,
то непременно, чтоб был тот
почти что сразу,
с брульянтовым крестиком,
а то и грезит самоуверенно
и о белом кукуле с серафимовыми лентиями:
«Вот стану патриарсем,
ужо как покажу я вам!»
Не знаю какая лучше – эта мания величия,
или же другая жажда – во чтобы то ни стало
стать святым и
писаться крупным шрифтом
во православных святцах.
В истории церковной монаси
смирением да послушанием –
обетными добродетелями
никогда ведь и не славились,
а напротив – ропотом да борением,
стропотностью и упорством.
Все бунты церковныя на них собственно и держались,
и когда в Церкви побеждала ересь
и архиреи да белыя попы вспоминая
приснозаветное правильце:
«Знал Галилей, что вертится земля,
но у него была семья» ,
послушливо склоняли свои выи
пред в червленых ризах
блядословным императором,
то одни только монаси
имели мужество ратоборствовать
супротив его рогатого супостатства...
Обвешан был наш честнейший архимандрит
всевозможными орденами и знаками почёта,
с КГБэшным тылом были наведены
прочныя мосты,
и дальше толкать его пытался
его наперстный дружок –
сам тогдашний управделами
митрополит Таллинский Алексий Ридигер,
но здесь то и нашла коса на камень,
и стенкой стала на пути к его ебискупству
тогдашняя троица – патриарсь Пимен Извеков,
митрополит Серапион Владимирский,
и епископ Алексий Кутепов –
отец, родной сынок и единственный внучёчек –
в анфас, как на подбор - вылитыя копии.
Взялись оне за руки, стали рядышком,
так что и на танке
было бы и не проехать…

Покатилась голова
СУПчика хочится
kalakazo
И невозможно было бы
посреди той суждальской
разувесистой клюковки,
и смачно пудрою сдобренных
ея рококошных буклей,
свекольных румян да
фряжских притираний
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8661988/,
сыскать православного попкорну
иного развесу
нежели той самой,
процветшей на градской грядке
«сладкой парочки»,
каковой всегда и были
архимандрит Валентин и его верная тень –
отец Фёдор.
Суждаль и Валентин неотделимы друг от друга,
как «Титаник» - от потопившего его айсберга,
как Иванушка Грозной - от покорённой им Казани,
как Александр Палыч - от только что,
в соседней зало,
удушённого папеньки.
Палач и его жертва завсегда ведь повенчаны
особливым браком,
спаяны навечно даже
когда отрубленая голова по помосту
скатывается в услужливо подставленную корзину,
и кровь с нея каплет
на ещё живых кровинушек.
«У нас ведь всё, как одна семья», -
говаривал мне ещё в конце 70-х
Валентинушко,
когда их было в той поповке
только двое,
да ещё в постельничных –
два приблудных вязниковских мальчёнки,
будущий игемон Сергий Кузьмин со своим братцем,
вскоре с треском взашей и вытолканных,
за разворованну
кружку церковную
http://kalakazo.livejournal.com/54023.html .
А познакомился я с преподобными отцами в 75-м –
год их триумфального туда заезда.
Служили они тогда ещё на площади,
в Казанском соборе:
Валентинушка – как водится за свечным ящиком,
а Фёдор - за престолом Божиим.
Валентин служил только по двунадесятым,
и в алтаре пристально слюнил число
поданных записок и просфор,
и выходя на благословение,
безошибочно определял
по склонившимся платочкам,
общий тарелочный сбор.
Традиция сия водится и до сих пор,
и прямо с раннего утреца
владыченька Валентин ,
осев всей своей восьмипудовай грузностью
в скворечном ларе,
и посижует запросто и поныне
у зелёном подряснике,
продавая забредшей
немчуре поганой
восковыя свечи.
Бабули Валентинушку
намного больше любили,
нежели вечно требнючающего и служащего отца Фёдора:
какая - то прикровенная задушевность
жила в том посиживающем,
на церковном торжище,
чистокровном азербайджанце,
здесь сокрывавшимся под легендой,
под что ни на есть русаксой,
фамилии Русанцов.
Да и казался он
всё одно что нашим,
по способности той
к щемящему сопережеванью и
душевному состраданию
ко всякой болести сердешнай,
и сам всегда жаждал дружбы и сопонимания.
Что что, а никогда сквалыгою
Валентинушка не был,
сам умел готовить,
и угощал преизобильно,
и денежками,
по копеечке собранными,
прещедро оделял ,
на широкую руку,
даже и не просивших.
Не было никогда в его натуре,
типичной для духовенства русского
мелочности али – на чёрный день - скупидомства,
не был он рвачём или барыгаю
и никогда не страждал
поповским злопамятством,
но всегда любил широту и привольность.
Что - то восточное чувствовалось в его ласковости
и в его же деспотизме,
для присных он был Хозяином,
умевшим их держать на коротком поводке.
Тянуло же его к людям образованным и культурным,
и хотя и сам защитил диссертацию
по теме «Апостол Павел и священное предание»,
и любил из нея целыя куски зачитывать посторонним,
всегда болезненно переживал свой провинциализм,
и был донельзя доверчив
к столичным пройдохам,
какие и становились его погубителями.
И часто возлёгший на его персях любимчик
оказывался Иудой,
и с Валентином
тютелька в тютельку происходило тож самое,
что писал когда - то Илья Эренбург
про 22 июня 41-го и
про «дружбу» Гитлера со Сталиным:
«Если бы на месте Гитлера находился персидский шейх,
то Сталин бы его точно перехитрил,
но на месте Гитлера был сам Адольф Гитлер» -
любвеобильной палач и одновременно
он же - горемычное козлище,
попадавшее в расставленную,
его же жертвою,
злохудожную западню…

Тютелька в тютельку
Простите
kalakazo
Ещё в середине где-то 70-х,
зайдя в суздальский храм,
я буквально остолбенел,
улицезрев
на придавливающей,
словно это потолок хрущобы,
плоскости трапезной,
ядовито наляпанную
васнецовскую Богоматерь,
с гиперотрофированно тянущимися
ручонками Богомладенца.
"Ну как?" - горделиво подбоченившись,
вопросил меня отец Валентин, -
"Тютелька в тютельку,
как в Князь - Владимирском
Киевском соборе!" -
"Сами расписали!" -
хвастливо добавил
хваткий на все руки,
пассионарствующий пастырь.
Его питерское подобие -
уже покойный игумен земли русской,
стал рассадником и насадителем
на брегах Невы
этого самого китча,
даже уже не только
как стиля или праформы,
а как самого естества
нашей православной церковности.
Никто уже не удивляется в Петербурге
искажению цвета -
а оно первое свидетельствует
о трансформации и пола,
и самой духовности,
никого уже не дивят иконы,
писанные на стеклах,
наподобе новогодних дедов-морозов,
никто уже и не дивится,
что иконы эти
ежедневно мироточат и
творят
уже обыденно и рутинно,
записываемые в особливую летопись,
каждодневныя чудеса.
Даже спорная,
с точки зрения канонического права,
сексуальная ориентация,
стала своего рода нормой,
о какой
в закулисье
епархиального управления,
духовенство может
преспокойно судачить,
выявляя,
какой из владык - "мальчик",
а какой - "девочка"...
На последней патриаршей службе
в Иссакии
я стоял в алтаре,
по какому носился,
"координируя"
всех и вся,
Ваня Судоса,
и где за иподъяконским мельтешением
примостился в уголку
мюнхенский архиепископ Марк.
Владыка крестился и истово кланялся,
когда протодиаконы выпевали
имя Святейшего,
и мне показалось,
что этот благочестивый немец
неподдельно водушевлён и заворожен
всей этой громогласной
партесной попсой,
точно он совсем и не епископ
музыкальной столицы Германии,
а какой-нибудь из предального улуса
татарчонок,
внимающий московитой
музыке богов...