Tags: Валентин Русанцов

Пиллигримство

Отеческая милость...

В разговоре с диаконом Димитрием Красовским,
возвращающемся к одной и той же "священной корове",
возникал вопрос: "А стоило ли вообще пытаться им
сожигать суждалитский Карфаген?
Для того и Церковь подчас выбирают,
чтоб полностью обратиться в зомби:
ничего не вижу, ничего не слышу.
А для тех, кто хоть что-то "понимает",
будут, козлёночком блея,
всячески доказывать,
что они из копытца вовсе и не пили?"
На каковое моё вопрошание,
честнАя супруга дьякона Димитрия,
вглянув на меня из-под своих тонких очочков,
достала с полки несколько листиков бумаги
и зачитала свой "рассказ" -
историю мамочки-одиночки,
ненароком прибившейся
к суздальскому "ковчегу спасения".
Деспота Валентин отнёсся к той
"по-отечески милостиво":
оделил кровом над головой
и гуманитарным хлебушком с маслицем,
а её тринадцатилетнего
розовощёкого бутуза Ванюшку
определил пономарствовать
в Цареконстантиновском алтаре.
В рассказе Софии нет ни одной "пошлой детали":
зазванный на угощение
в розовый теремок Ванятка,
за стенкой, под сиплое кряхтение
десятипудовой туши
на деспотном сексодроме,
почему-то кричит и плачет,
рыдает он и на материнский груди,
а сама его мамочка, обезумев,
вгрызаясь в суждальский чернозём ногтями,
роет меж огуречных грядок могилу -
для себя и своего Ванятки...
Рассказ потряс меня неординарностью литературного дарования
и своим чеховским лаконизмом:
в нём нет ни одного лишнего слова.
"Дайте я его опубликую: правда, умноженная на талант,
попалит Карфаген!"
В ответ - замешательство
и в очах диаконской четы -
неподдельное чувство страха
и даже какого-то архаикного ужаса:
"Да ОН же по-прежнему здесь в городке нашем пахан и бандит,
а мы только что своим домиком обзавелись:
он же нас попросту сожжёт!"
Пиллигримство

Церковный Карфаген...

Фильм-разоблачение двух клириков
под хлёстким названием "Мразь"
http://rutube.ru/tracks/4648946.html,
про своего бывшего деспотного патрона,
как и всё исходящее из рук духовенства,
творение, точно срубленное топором,
слишком дидактно прямолинейное
и вполне сознательно бьющее,
тяжелой артиллерией,
по одной болевой точке.
"Мразь" несёт в себе отголосок
атеистической пропаганды
советского агитпропа,
и в новейшей истории -
это первое антиклерикальное кино,
коему возможно и суждено
стать тем самым лекалом,
по какому и будут вскорости клепаться
антицерковные фильмы
новой волны.
Лимит доверия к русскому православию
ныне уже полностью исчерпан,
а примелькавшиеся по телевизии
"поповские морды" - сытые, холёные, самодовольные -
живые долгополые пародии на дореволюционный клир,
кроме стойкой идиосинкразии,
ничегошеньки уже не вызывают.
То, чего за семьдесят лет безбожия,
не смогла соделать атеистическая машина,
за двадцать лет
неслыханно духовного возрождения,
с этим успешливо справились
православные топ-менеджеры:
антиклерикальным уколам и выпадам
забитые тинейджерами кинозалы
бурно аплодируют.
Русское православие ни разу
за эти два лихих десятилетия,
не воспечаловалось
за обобранный русский народ.
С молчаливаго согласия русской Церкви,
происходила прихватизация
"народного достояния",
с ея же "благословления"
пестовался, лелеялся и холился
и класс "новых белых"
из рублёвской резервации.
А сами клерикалы,
по стилю жизни
копируя Рублевку,
избрали для себя
нишу идеоложной обслуги:
на то она ведь и религия,
чтоб миллионы обобранных
держать в послушнической узде
у новой русской аристократии...
Пиллигримство

Без розовых очков...

Судебный процесс, развязанный в 2001-м
супротив первоиерарха
Русской Православной апостольской церкви,
митрополита Валентина Русанцова,
его же ближайшим окружением,
как и сам по горячим следам,
созданный ими фильм "Мразь",
( фильм "Мразь" в меньшем формате:
http://mail.rambler.ru/mail/redirect.cgi?url=http%3A%2F%2Frutube.ru%2Ftracks%2F4649789.html;href=1 )
среди луриитов и лурииток,
ардовцев и ардовок
и прочих интеллигенствующих Русанцовских адептов,
вызвал бурю праведного негодования:
"Грязь, грязь, грязь!
Где приличия, где воспитание, где культурность?
Зачем столько грязи?"
Камни полетели не в сторону
обожаемаго ими "митрополита",
а в самих "последователей Хама":
"Подумаешь, плюнули в их души,
прошлись по ним деспотной кирзою -
не они первые и не они последние
в церковной гистории
"выблядки" и "подзаборники" -
что после этого непременно надобно
сожигать и сам церковный Карфаген?"
И они, возможно, правы!
По слову Константина Победоносцева
"Духовенство наше страдает великим пороком -
привычкою покрывать всякие грехи друг у друга
и не выдавать своих ни в коем случае
и всякую грязь сокрывать и замазывать"
http://yu-sinilga.livejournal.com/30520.html?mode=reply
Да так и вовсе ведь
можно остаться без розовых очков,
один на один
с Двойником церковным...
Пиллигримство

Мразь...

Порноправославная фильмА "Мразь" -
совместное творение бывшего
истинноправославного протопопа Андрея Осетрова
и столь же бывшего истиннокатакомбного
протодиакона Димитрия Красовского,
будь она честному суду представлена
где-нибудь в Европах,
смело бы потянула на три,
а может все четыре
пожизненных заключения



Однако в матушке Святой Руси,
фурора сие "кино",
никакого не сотворило:
в начале 2000-ых
лимит доверия к духовенству
у русского гегемона
был ещё вовсе не исчерпан.
Сам "виновник торжества",
по суду обвинённый в педофилии -
митрополит Валентин Русанцов,
отделался лёгким испугом,
отдавая самих авторов кино
и творителей "Хамова греха"
во власть всепожизненнаго страха и трепету...
Пиллигримство

Суждалитский подранок...

София Морозова, бывшая
истинноправославная монахиня,
ещё один церковный подранок,
по коему "духовная" жизнь суждальскаго разливу
прошлась асфальтным катком.
Постриженная в монахини
архимандритом Валентином Русанцовым
ещё совсем девчонкой,
двадцать лет она верой и правдой
служила своему господину:
пела на клиросе и в качестве деспотной экономки
управлялась в розово-владычном тереме,
будучи его самым доверенным лицом
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post17866823/,
пока, благодаря интригантским проискам
Вадим Мироныча Лурье,
на рубеже двух тысячелетий
не была вместе с протодиканом Димитрием Красовским
вышвырнута из "истинной" церкви на улицу.
В буквальном смысле слова: без крова над головою,
без копейки денег: "Пошла вон отседова!"
Истинная церковь, какую они по наивности
почитали своим домом,
оказалась вотчиной одного лишь Хозяина.
Здесь-то, в общей беде,
целибатный протодиакон и мантийная монахиня
и нашли друг друга,
по благословению владыки Евлогия Смирнова,
справедливо посчитавшим
цареконстантиноские "таинства" бесблагодатными,
обретя в друг друге мужа и жену...
Пиллигримство

Инвалид церковного поле - бою...

Роман Дмитрия Красовского
с "истинным православием",
как и для весьма мнозих "романтиков духа",
скитающихся по матушке Руси
в поисках утраченнаго раю,
завершился духовным крушением
и тяжелейшим душевным сломом.
От былой эйфории не осталось и следа,
да и сам диакон Димитрий нынче не более,
как инвалид церковенного поля-боя,
пытающийся заново среди всеобщей разрухи,
- с чистого листа - выстраивать
самую что ни на есть обыденную жизнь.
Глаза у истинноправославного младенца
открылись не сразу,
а когда приоткрылись,
то за истинноцерковным фасадом,
обнаружилась всё - та же рыбина,
гниющая с головы,
душная затхлость клоповника,
дырка от колокольного бублика
и ощущение полного тупика:
на показушно долгих службах,
в алтаре Цереконстантиновского собору,
никто из клира практически не молился,
"бу-бу-бу" - травились сальные анекдотцы,
то же самое вершилось и крылосе,
а молились одни только храмовые бабульки
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20641552/...
Пиллигримство

"Пирдуха" по наитию...

Дмитрий Красовский в Суждали
прибеглый варяг,
вдоволь - по горло - насмотревшийся
в медвежаче сибирском углу
на отече православный паноптикум
и на суждальском "ковчезе спасения",
дитя перваго часу.
Бежал он из советско церковного террариума,
в Суждаль, точно в землицу обетованную,
райскую опричь, кою так и не коснулся
смрад всеобщего приражения.
В любой совдепно кутейной "святая святых",
непременной запашок стоячего болотца -
битва не на жизнь, а на смерть -
длиннополых пауков во единой банке,
двойная жизнь: одна с амвона напоказ -
лицедейно "духовная",
а другая - "не ради Иисуса, а ради хлеба куса".
Глава цареконстантиновской потопной ладьи,
ебискуп Валентин Русанцов,
был к прибеглому варягу весьма милостив:
обаял восточным гостеприимством,
закормил и запоил
за щедренно домашним пиршеством
и на третий день знакомства
руковозложил Димитрия
в целебатные диаконы.
"Пир Духа!" - промелькнуло в главе,
проведённаго скволь алтарные двери,
новаго служителя алтаря Господня.
"Пирдуха!" - точно по наитию,
выкликнули громогласно уста
стоявшего у престолу,
суздалитскаго архипастыря...
СУПчика хочится

Кукушонок 2...

Не то чтобы тревога, а самая настоящая паника
охватила сонное суждалитское царствие -
иеромонась Григорий Лурье,
тихосапно вкравшись в деспотно доверие,
стал из окружения Валентинушки
выдавливать вменяемых персон:
иеромонаха Августина Ли,
Владимира Мосса,
спичрайтера Андрея Осетрова.
На глазах у честной публики,
происходило то, что в биографии
питерского Тартюфа
случалось уже неоднократственно:
"Лу и раньше имел обыкновение
войдя в какой нибудь кружок
взрывать его изнутри
и одеяло перетягивать на себя,
так и в референтском окружении владыки,
Васенька стал суетливо распихивать всех локтями,
и как кукушонок решительно
пытался вытолкать их из гнезда.
Ему хотелось новым Иоанном Богословом
возлечь на владычных персях,
но интриганил он как всегда топорно..."
http://kalakazo.livejournal.com/183325.html
СУПчика хочится

Ноздрёвская завиральность...

Сам Вадим Миронович Лурье,
за три дни преобразившись
в честнаго иеромонася Григория,
куртизанился пред своим
новым духовным отцом,
точно красна девица
с парижского Saint-Denis,
в питерской разлучке
забрасывая Валентинушку
двумя десятками писем
каждого дни, -
обретённого в Суздали,
духовного наставника,
за глаза именуя,
"Мп-шным реликтом
времён холодной войны".
У суждальского митрополита
и впрямь было многому
чему "поучиться".
Бойко приторговывал "первоиерарх"
товаром, схожим с подмоченным сахарком
или с бочкой мёда,
с плавающей в ней
дохлой крысою,
зато никто из сторонних олухов,
о том и не смел даже догадываться.
Отличительная особенность
советской церковной школы -
"два пишем, три в уме" -
подверглась у Валентина Русанцова,
виртуозной огранке:
врал он всегда и на каждом шагу,
вплоть до Ноздрёвской завиральности,
при этом нешадливо божась
и клянясь на Евангелии:
"Прав Лукич: говорить правду -
есть мелкобуржуазный предрассудок".
Другие стороны сталинской "духовности":
не "быть", а только "казаться",
о "правде Божией" истово вещать с амвона,
а жить по лжи, абсолютно безбожно;
идти к благой цели
непременно неправедными путями;
выдавать черное за белое,
а белое за чёрное;
шизоидно всегда быть расслоённым
на велие множество разных "Я" -
то ли с партбилетом, то ли с погонами под рясою,
были положены Валентинушкой
и во основание "истинной церковности":
из нея он строил такой же
феатронный задник,
какой и возводил в Суждали
в начале 70-х...
Пиллигримство

Суждальская трагедь...

Суждальской деспота и "первоиерарх"
души не чаял в новом питерском чадушке:
в два счёта Вадим Мироныч
объяснил ему "неканоничность"
возложенных на него  
МП-шных  анафем и Зарубежки  прещений,
и что он - "митрополит" Валентин Русанцов,
и есть единственный
на всём белом свете,
законный и истинный
истино-православный владыка.
Появился питерско церковный
жонглёр и фокусник,
в тяжелыя  для Валентинушки времена:
наступающей эпохой Климакса,
осложнённой сердечною непрухою и
диабетною комою.
Для суздалитскаго педагога и педолюба
это стало настоящей трагедью,
как и для его наперстнаго друга,
Серёженьки Параджанова:
начала афедронного воспитания
являлись краегольным камушком,
на каковом Валентинушка
и бережливо топтал
свой  кутейной курятник,
как истинной педолюб,
на щадя живота своего и
отдавая самого себя
своим юным наследышам
без сустатку.
Ежели питерский духовный бонвиван,
апосля всех суждалитских хиротоний,
и остался целомудр созади,
то только потому, что деспотный руковозлагальник,
деятельно "хотел", но уже "не мог"
свершить столь сакральственное посвящение.
Возможно, что и знаменитое
от суждальского "первоиерарха":
"Не чета вам - настоящий учёный муж! А вафлёр, вафлёр-то какой!",
было брошено Валентинушкой
своим синодальным чмошникам,
в качестве дразнилки: чтоб больше завидовали...