Tags: пирдуха

возвращение к нощи

Свидетельство очевидца...

Как только на беднаго старца Григория не клевещут:
"...Итог — сейчас какой-то другой ушедший из РПАЦ мужичок «возвел» его во «епископы». И зовут Лурье теперь епископом Петроградским. Бизнес же свой новоиспеченный «владыко» ведет на территории Елизаветинской больницы — там и его «Церковь св. Елисаветы», и морг, в котором он «отпевает» покойников за не совсем бесплатно.

И главное, к чему я это все рассказываю: сегодня я узнал, что мою бабушку «отпевал» этот неадекват в своем морге. Деньги платила моя тетя: она сперва договорилась на 500 рублей, потом Лурье (тогда еще не «епископ») вытребовал с нее дополнительные 500 рублей для себя «лично». Таким образом, 1000 рублей за 5-7 минут «работы».

Лурье с раздражением во взгляде и голосе указывал, где нужно стоять, когда и что нужно делать, в какой руке свечку держать и т.п. Ни один нормальный человек не стал бы даже намекать людям на нетрадиционность их действий в минуту, когда они хоронят своего родственника. Ну крестишься ты левой рукой — ну так и что теперь, стирать с твоих щек слезинки и рассказывать рядом с гробом про происхождение и значимость церковных традиций. В принципе, можно и намекнуть — но если делать это корректно, по-дружески, не создавая ощущения, что ничего важнее этого на свете нет и вообще хорошо, что такие как вы умирают. Лурье же именно такое ощущение и создавал, потому ему люди и давали деньги (из-за осознания своей безграничной греховности).

И говорил ведь все с одной интонацией, заученными фразами. Ряженый он, артист.

Лурье не понравился никому: ни мне, ни тете, ни другим моим родственникам. Но поскольку нигде на территории больницы или морга не было указано, что это не православная церковь, мы как-то смирились и поехали на кладбище. Посчитали, просто плохой священник.

Так что теперь придется снова искать священника для совершения нормального чина погребения...".
http://www.liveinternet.ru/users/danvar/post123437864/
красный нос

Ложь конь во спасение... рейдерской

Военныя действия супротив МП-шного ворога и супостата,
"впадшаго в ересь священноначалия,
погоня за деньгами,
обман прихожан, с подчас совершенно неверующими священниками",
http://st-elizabet.narod.ru/kniga/4_05.htm
на Елизаветинском поле боя
почались с раннего 15 августа 1997 году.
Настоятель Елизаветинскаго храма протопоп Валерий Дорохов,
приладив своё авто у алтарной боковины,
ткнулся носом в агроменный амбарный замок,
висевший на храмовых вратах:
"Во-первых, РПЦ МП никаких документов на право владения храмом представить не могла -
у нее их просто никогда не было,
потому что храм никогда не оформлялся как стройка от епархии МП.
Во-вторых, непосредственные права на владение этим зданием принадлежали строительной фирме:
храм был как бы собственностью подрядчика до тех пор,
пока заказчик - приход в лице настоятеля - не оплатит полностью стоимость работ.
Поэтому 15 августа именно строители опечатали здание храма,
предъявив Дорохову долговую претензию.
У строителей с Батюшкой были большие совместные планы -
вслед за зданием храма должно было последовать строительство церковного дома,
а затем большого пятиглавого собора.
Дорохов не собирался продолжать строительство,
как он сам неоднократно заявлял.
Строители Батюшку очень любили и однозначно решили,
что только о. Александр будет служить в храме, который был делом его жизни.
В ход пошла одна тонкость: строители,
составляя претензию, сделали смету "по полной",
в результате чего получилась сумма, которую ни Дорохов,
ни даже епархия РПЦ МП заведомо не могли выплатить;
на самом же деле с о. Александром они договаривались
на гораздо меньшую сумму оплаты за строительство,
так что к моменту гибели у Батюшки не осталось
перед строителями никаких долгов"
http://st-elizabet.narod.ru/kniga/4_04.htm .
В очередной раз перечитывая,
сие столь одухотворенно дамское щебетание,
про то что сейчас именуется ничем иным, как "рейдерским захватом",
у дедулькина kalakazo,
навёртываются слёзы неподдельнаго умиления
несмотря даже на то,
что сии "мемуары" грешат
некоторой непоследовательностью:
"15 августа мы, с помощью строительной фирмы,
работавшей над возведением храма, закрыли храм,
и патриархийный священник и его приход больше в нем не служили"
http://st-elizabet.narod.ru/foto1993_97.htm
Оказывается уже не "фирма", а "мы закрыли",
и так что петербурская епархия,
дававшая благословение на строительство,
ни сам патриархийный отец настоятель,
особенно рыпаться не посмели:
"Дорохов с группой прихожан пытался взломать храм,
однако строители не позволили,
только разрешили забрать личные вещи и патриархийный антиминс,
и храм вновь был опечатан".
http://st-elizabet.narod.ru/kniga/4_04.htm
И что это за "строители" такие,
коли их глава,
приглашение митрополита Владимира Котлярова -
одного из влиятельнейших лиц в городе,
явиться на переговоры,
проигнорировал полностью:
"В РПЦ МП поняли, что храм "уплывает" у них из рук.
Этого Батюшке они простить не могли.
Если бы он, перейдя в РПЦЗ, просто стал служить где-то на квартире -
навряд ли они стали бы сильно беспокоиться,
пусть даже он при этом продолжал отпевать в морге.
Но храм! Принадлежа истинной Церкви, он мог стать очень большим прорывом в той сети лжи,
которой МП запутала народ,
первым большим зарегистрированным приходом РПЦЗ,
с возможностью широкой проповеди в народе против экуменизма и официальной политики МП".
http://st-elizabet.narod.ru/kniga/4_05.htm
возвращение к нощи

Ледовое побоище...

Было бы удивительным,
ежили бы свершившие в июне 1997 года
свой знаменательной переход из МП в РПЦЗ
об этом кому-либо поведали бы:
а на что призыв Спасителя "...будьте хитры как змеи",
а на что всегдашне византийское лукавство?
"Батюшка не сразу объявил о своем уходе из РПЦ МП.
Он по-прежнему продолжал отпевать в часовне при морге, а в храме больше не служил.
С 29 июня начались регулярные службы в часовне при больнице.
В патриархии о них пока ничего не знали..."
http://st-elizabet.narod.ru/kniga/4_03.htm
И ничего пока не подозревавший
назначенный митрополитом Владимиром Котляровым
настоятель храма св Елизаветы,
"обследовав материальное состояние прихода Дорохов, был сильно разочарован.
Прихожан было не так уж много, и доход от храма был невелик.
Мысль проводить в храме ежедневные богослужения была вскоре отброшена,
т. к. в будни с утра в храм почти никто не приходил.
Дорохов стремился взять в свои руки отпевания,
но денежные посулы работникам морга не помогли:
они знали и любили о. Александра,
завоевавшего эту любовь бескорыстным подвижничеством.
Как-то в морг по просьбе Дорохова пришли двое священников МП
в рясах - поговорить с санитарами о "сотрудничестве с о. Валерием".
Санитары встретили их буквально с распростертыми объятиями:
один из них слегка приобнял Дороховского посланца, но приобнял не просто так,
а в нужном месте - и обнаружил под одеждой гостя диктофон.
После чего санитары разговаривать с пришедшими не стали и просто выдворили их вон.
Сам Дорохов в морг заходить боялся..."
http://st-elizabet.narod.ru/kniga/4_01.htm
Простые "санитары", знавшие и любившие "только отца Александра",
по ухваткам своим
смахивающие на профессионалов КГБ,
и сам вновь назначенный от МП настоятель,
который даже "в морг заходить боялся", –
всё это вполне милые детали
нравов времён канибалистского капитализма.
На елизаветинском плацдарме
тайнообразующе групировался "второй фронт":
"Хотите войны – ну что ж, будет вам и самая настоящая война!" –
в по-византийски мудрственной главе Василия Лурье
вызревал план нового "ледоваго побоища"...
перед заходом солнца

Свершившееся самообожение...

Епископ Ишима пристально всматривался в Демиурга Хлестаковича,
но в самом церковном Хлестакове,
на лицо проявлялись плоды
уже явственно свершившагося самообожения:
мутновато демиурговы глаза
бегали по потолку,
книжным стеллажам,
по персидскому ковру,
но никак не могли встретится
с деспотным взглядом,
длани его мелкодрожливо
не находили покою,
как это случается или после тяжёлого запою,
или беспрерывно всенощных стояний,
а сам рот демиурга кривился
в непроходимо нервической усмешке:
"Меня следует не позднее чем завтра
руколожить в диаконы,
а на следующий день непременно во иереи!"
Владыка изумлённо всматривался
на какафонию дергавшегося в усмешке рта,
судорожных рук
и по кругу бегавших очей,
и единственно на что решился,
это постричь Василия Лурье во чтецы.
Так на 35-м году своего бытия,
Василий сподобился посвящения,
коего удостаивались
византийские императоры...
красный нос

Демиург Хлестаковавич...

Первым кто развонил по всему Питеру
про переход в РПЦЗ протопопа Александра Жаркова
был конечно же "Коля - сплетник" -
так его за вечно бабье в его душе
припечатал епископ Евтихий Курочкин.
Коля - сплетник, захлёбываясь от неуёмного восторгу,
в 666-й раз за день,
в раскалившейся телефон журчал,
и про замечательный "византийский" храм,
отходящий зарубежникам
вместе с именитым протоиереем:
"А самое главное, вместе с отцом Александром
к нам переходит и с мировым именем патролог -
выдающийся ученый Василий Миронович Лурье!!!"
Устремившийся из медвежаче сибирского угла,
на встречу с перебежанцами,
епископ Ишимский Евтихий Курочкин,
в питерской квартире застал картину маслом:
непреметно жался в уголок
сильно сутулясь протоиерей Александр Жарков,
а Коля сплетник и ещё несколько столь же юных зарубежниц,
застыли в восторженном преклонении,
пред посередь залы распушившимся павлином
и горделиво подбоченившимся Вадим Миронычем Лурье.
"Это и есть тот самый... учёный !" - Колин голосочек
силился было на деспотное ушко прошептать:"Демиург!",
но деспота и так всё понял:
"Демиург? - Да нет же, а скорей всего Демиург Хлестаковавич..."
душе моя что спиши

Блаженной исход...

Борьба за "комбинат ритуальных услуг"
при больничном морге
и за прилегающую к нему
в красном кирпиче только что отстроенную храмину –
"невесту, какую уводили буквально на глазах" –
можно было считать уже проигранной,
если бы не огньпалимая решимость Василия Лурье:
в том решающем для елизаветинского бастиона Духа
1997-м он и спал уже не более четырёх часов в сутки,
всё оставшееся время суток посвящая
уставному богослужению
и "неопатристическому синтезу",
какой столь плодовито и ваял
под некрофильско суицидальное
бравурье русского панк-рока.
Тогда Василий слыл убежденным сторонником
православного "империализму"
и активно ратовал за насильственное крещение
всех отечьих немоляков.
Очи его отсвёркивали мутновато болотными огоньками,
дерзновенно зазываючи
совсем крохотное стадо лурьиток
ступить на проторенную им среди болотин
гать "самообожения" и блаженного "исходу".
На МП-шного изводу православие,
в коем он провёл добрые 15 лет,
где крестился, венчался,
крестил собственную дочуру,
по собственному почину развёлся
во избежания дальнейшего "блуда под венцом",
где прищался каждый день
и после 8-ми лет безуспешного в нём
домогательства поповской хиротонии
у Васеньки наконец-то отрылись глаза:
отечья духовность оказалась
бочкой мёда с затаившейся на донышке дохлой крысой,
и посему сами ея таинства и она сама –
"абсолютно безблагодатной".
Решение могло быть только одно:
как можно стремительней выйти
из сего "собрания нечестивых"
и обратиться к той церковности,
какая и благодать сохранила,
и какая тут же по переходе
наградила бы Василия поповским званием...
перед заходом солнца

Карабас - барабас...

Митрополита Иоанна Снычёва,
на всю Россию певшего с чужого голоса,
про прелести итальянского и испанского фашизма,
про "мировую закулису" и вездесущих масонов,
но человека без сомнения духовного и
в денежных делах абсолютно бескорыстного,
сменил на Петербурской кафедре
владыка Владимир Котляров - "Карабас - барабас"
и по первой своей профессии - Джанбульский бугалтер.
Бугалтером он оставался
и в своём архипоповстве - "паси овец пастырь",
справедливо полагая,
что патриарх стрижёт архиреев,
и они ему в благодарность
за доверенныя вотчины,
раз в квартал "отстёгиваются",
а он сам стрижёт попов,
а для того чтобы отцы настоятели
постоянно "доились" и "отстёгивались",
им в обязанность вменялось стричь "баранов":
"30 мая 1997 года, в пятницу, Батюшку (Александра Жаркова) вызвали к митрополиту.
Дело было в следующем: в епархию поступил донос о том,
что, якобы, о. Александр Жарков делает в морге на отпеваниях огромные деньги,
"купается в золоте", ничего не строит, а главное - не делится с митрополитом...
Митрополит разговаривал с ним очень грубо, просто орал на него так,
что это было слышно в коридоре.
Батюшка потом рассказывал, что когда он шел по коридору к кабинету митрополита,
встречные знакомые священники буквально сворачивали в сторону и не здоровались -
видно, весть о том, что Батюшка "впал в немилость", уже получила распространение.
От Всеволожска Батюшка отказался.
Митрополит сказал: "Убирайся, куда хочешь, хоть в Мурманск!"
Батюшка сразу же подал прошение об уходе за штат.
В храм Св. Елисаветы был назначен новый настоятель.
На приходе узнали об этом на другой день, 31 мая.
Все были в ужасе и смятении.
Для Батюшки это был ужасный удар.
Хотя он знал, что так вполне может случиться -
в РПЦ МП это было распространенной практикой:
дать работящему человеку что-то построить,
а потом выгнать его и поставить "своего"
для выкачки денег из доходного места..."
http://st-elizabet.narod.ru/kniga/3_08.htm
Что ж очень похоже на правду.
От референтских услуг Василия Лурье
новый митрополит тоже отказался:
Васенька напугал деспоту своей фанатичностью,
и деспота приняв Васеньку за "одержимого",
наотрез отказал ему в столь долго чаемой хиротонии...
Простите

Маленький демиург с липкими ладошками...

Надобно отдать должное Вадим Миронычу Лурье:
он всегда почитал ниже своего
ПредтечеАнтихристоваго достоинства,
валандаться с христианствующим гуманизмом
и разного рода соловьёвствующими гуманистами,
якшаться с моралью,
и тюкнутыми на головушку,
сентиментальными моралистами:
"Христос - самоубийца!",
"Христианство - это и есть самоубийство!",
"И чтобы стать хорошим христианином,
надо прежде всего перестать быть "хорошим" человеком".
Да, с виду чрезвычайно юморной "молодой человек",
с тихосапно миловидной вкрадчивостью,
великий трудоголик
на ниве "неопатрологического синтезу",
но вот картинка с натуры,
абсолютно документальная,
тех кто имел с ним "счастие"
непосредственно столкнуться в качестве Спасителя:
"Я сидела за столом напротив катакомбного батюшки и с интересом его рассматривала. Поскольку, как и Йорика, лицезрела его впервые. Он отхлебывал пиво, бутылками коего был заставлен весь стол в увешанной иконами и крестами комнатушке, и с каждым глотком делался все румянее, все оживленнее и откровеннее. Куцая бородка растрепалась, выпуклые мутно-голубые глаза стремительно перебегали по лицам присутствующих, высокий голос чуть дребезжал. Нельзя не согласиться с Бэтом: цинизма в этом попе было через край.
Он заливал с многоопытным видом, что подростки-суицидники, как правило, все смертники. За немногими исключениями. Поначалу ему бывало обидно, когда какой-нибудь недоумок, на которого тратились деньги и силы, выйдя из платной клиники, где его кормили новейшими антидепрессантами и окучивали умелые психоаналитики, через пару недель наедался отравы или пилил вены, и его приходилось, в лучшем случае, переправлять в дурку (уже бесплатную, разумеется), а в худшем - в морг и затем назад, к родителям. Потом приучил себя не досадовать - таков контингент, что с них взять?.. Он говорил и, как мне показалось, с горделивыми нотками, что на нем одиннадцать трупов (речь о тех, о которых известно наверняка), и большинство были ожидаемыми. Пашка, юный дурачок из Нижневартовска, ничем не удивил. Разве что способ выбрал редкий, требующий немалого мужества, которое трудно было ожидать от тщедушного студента. Энгри - другое дело... жаль. У парня были мозги, и уже не ребенок. Будь он здесь, под боком, почти наверняка удалось бы вытащить...
- А знала бы ты, как ненавидит Инока Таисия! - хохотнул он, придвигаясь к столу с соблазнительной жратвой. - Называет его 'маленький демиург с липкими ладошками..."
http://zhurnal.lib.ru/editors/s/sozonowa_n_w/nevermore.shtml
возвращение к нощи

Духовная повитуха...

Было бы чудным, ежили после той злополучвенной клятвы
данной Василием Лурье на Кресте и Евангелии,
не последовало жёсткого зачищения:
это у простых смертных есть душа, чувства, сантименты,
а церковенному Сверхчеловеку,
поставившему себе цель
непременно быть Святым Отцом и Папой всея вселенныя,
вся эта душевенная мутота ни к чему:
"Православному христианину вменено в обязаность быть жестоким!" -
это не просто часто Лу повторявшиеся словеса,
а суровая констатация церковенных реалий:
жизнь на земле - это всегда "война",
а земная Церковь - непременно "поле боя".
"И как всегда это у Лу и было заведено:
от тех кто хоть раз становился на его пути,
он старался избавиться, как от назойливого баласту:
чтоб не топтались на евойном пути...
И выражая своему духовному отцу
знаки смиренного послушания,
Васенька развернул в церковной и светской печати
компанию травли владыки Иоанна Снычёва:
"Еретик, обновленец, покровитель колдунов и новаго язычества!"
Больной диабетом митрополит болезненно переживал травлю,
ибо что то ему интуитивно подсказывало,
что хороводит прессою кто - то
из его совсем доверенного окружения.
И в тот самый злополучный студённый денёк,
когда владыке предстояло ехать на фуршетову посиделку,
раздался звонок и доверенной голос
сообщил ему по телефону
имя Иуды: "Васенька!"
На презентации владыка взял дрожливой рукою
с подносу стакан ананасового соку,
отпил глоточек и упал в диабетной коме,
потеряв сознание.
Спасти Его Высокопреосвященство уже не удалось..."
http://kalakazo.livejournal.com/183770.html
возвращение к нощи

Деспотный облом...

Как не обвык наш кутейной мирок,
жить в постоянно щизоидном развоплощении:
о Евангельской правде
многовитийственно - "не без таланту" -
вещая с амвону,
а в собственном "житии"
придерживаясь принципов
этой правде диаметрально противоположных,
как бы он не исповедовал,
то нерушимое Кредо,
что гатью замощенной неправедными средствами
даже очень возможенно
добраться до благой цели,
а всё одно "Бог шельму метит",
и всяческая попытка сесть промеж двух стульев,
кончается для "виновника торжества",
душевным распластованием:
"Но тут на приходе начались искушения внутреннего порядка.
Видимо, вся тяжелая обстановка предыдущих месяцев дала себя знать.
Батюшка (Александр Жарков) стал ко всем своим чадам и помощникам
как-то очень строг, ни с кем не хотел ни о чем разговаривать,
почти не отвечал на вопросы;
иногда вдруг за какие-то мелкие проступки,
которые раньше и в счет не шли, начинал сильно ругать...
Никто не понимал, что случилось..."
http://st-elizabet.narod.ru/kniga/3_07.htm
А с Василием Лурье и вовсе случился деспотный облом:
"Приход на Ленинградскую кафедру митрополита Иоанна Снычёва,
вложил в Василия благостливыя надежды на скорую хиротонию.
Самому блаженному владыке хотелось запеть
пускай даже хотя бы и с чужого голосу,
и потому Васенька вскорости
попал в кагорту литературных негров,
и в духовные чадца самого сладыки.
Митрополит был человеком старых правил,
и миряном дозволял причащаться не чаще разу в месяц,
а тем паче запрещал им причащаться на Пасху.
И первым делом так суровливо Васеньку и остановил
от истового "штурмования небес".
Лу и раньше имел обыкновение
войдя в какой нибудь кружок
взрывать его изнутри
и одеяло перетягивать на себя,
так и в референтском окружении владыки,
Васенька стал суетливо распихивать всех локтями,
и как кукушонок решительно
пытался вытолкать их из гнезда.
Ему хотелось новым Иоанном Богословом
возлечь на владычных персях,
но интриганил он как всегда топорно.
Съездив в Печёры он первым делом радостливо
известил владыку о благословении старца Николая:
"Василий - ты давно уже должен быть попом".
На что владыко ему ответствовал буквально следущее:
"Да ты же Васенька, на головку ведь больной -
тебе ни в коем разе не должно домогаться священства:
ты всех в полымя заведёшь", -
и тут же на Кресте и Евангелии
взял с Василия Лурье клятву,
что домогаться священства он никогда в своей жизни
уже не посмеет..."
http://kalakazo.livejournal.com/183325.html