Category: дача

СУПчика хочится

Дача религиозного назначения?

В продолжение темы:

sixten_nystrem:
"На недельку до второго,
К Судакову в Комарово
Отдохнуть от суеты
Едут нищие попы.
У него там все бесплатно,
Дом большой и кормят знатно.
Альтруист и филантроп, главный петербургский поп":


депутат Борис Вишневский:

"Дача религиозного назначения

В июле 2017 года питерские власти бесплатно передали в собственность Санкт-Петербургской епархии РПЦ земельный участок почти в полгектара в Комарово — одном из самых престижных пригородных мест.

Рыночная стоимость этой земли, — то есть, цена «подарка», который РПЦ сделал Смольный, — 30 миллионов рублей. А стоит на ней то ли загородная резиденция, то ли дача петербургского митрополита Варсонофия.

Узнав о «подарке», я написал депутатский запрос в Смольный, спросив: а с какой стати исполнительная власть делает церкви такие подношения? Насколько это законно? К тому же, РПЦ — не самая бедная организация в стране, могли бы и купить участок для отдыха митрополита…

Мне ответили: передали на основании нормы закона, позволяющей бесплатно предоставлять в собственность религиозной организации имущество религиозного назначения.Collapse )
Простите

РПЦ не самая бедная в стране организация...

В продолжение темы "На недельку, до второго, я уеду в Комарово..." :


"Руководитель фракции «ЯБЛОКО» в ЗакСе Борис Вишневский предложил КИО уточнить, на каких основаниях РПЦ было бесплатно передано почти полгектара городской земли в элитном курортном поселке Комарово.

Депутат просит КИО сообщить, какие именно здания и сооружения религиозного или благотворительного назначения находятся по указанному адресу. Поскольку только в этом случае по закону РПЦ могла получить землю на таких условиях.

«На мой взгляд, эта передача крайне сомнительна (чтобы не сказать больше). СМИ сообщают, что там находится дача митрополита и более никаких сооружений. Дача Варсонофия не относится к имуществу религиозного или благотворительного назначения. С какой стати попы должны получать эту землю (которую они сейчас арендуют) бесплатно? Хотят – пусть покупают на торгах. РПЦ не самая бедная в стране организация», - написал Борис Вишневский в «Фейсбуке». Collapse )
Простите

Аки малой младенчик...

Самая старая из "действующих" церквей
и самая махонькая "Крестовая"
на Северной Ривьере
покоится в бывших Келломяках (Комарово),
за саженным забором,
в недрах аккуратного двухэтажного домика –
даче митрополита Никодима Ротова.


http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20482179/
Здесь авва Никодимус и коротал белые нощи,
починая каждый Божий день
пением пред престолом
Евхаристического канона –
укороченной до размеров Римской мессы
Божественной литургии.
В отличии от всех своих учеников,
за исключением, пожалуй,
архиепископа Хризостома Мартишкина,
у аввы Никодимуса,
по примеру старых архиреев-монасей,
наличествовало обязательно дневное
и вечернее молитвенное правило,
во время какого челядь
топоталась тише воды, ниже травы.
Любимейший ученик честнаго молитвенника
будущий патриарсь Кирилл Гундяев
проживал на этой даче
сначала в качестве иподиакона,
а когда сел в ректорское кресло,
по соседству с загородной резиденцией родного аввы
снимал два таких же домика:
один для маменьки – Раисы Владимировны,
а другой для себя – с "сестрицей" Лидией Михайловной.
Вот как дедулькин kalakazo
описывает в своём старом эссе
это былых времён ветхое бытование:
"Ещё одной отдушиной для гвардии рядового
советского идеоложного фронту
архиепископа Кирилла Гундяева
оставались забугорные поездки
для участия в советах да саммитах
Всемирного Совета Церквей,
с приятственной для таких туров шоптерапией,
и после понудительно конгрессной отсидки,
возможностью самозабвенно отдаться
горнолыжному экстриму.
Укатывал он себя на альпийских горках до изнеможения,
спускаясь в день, порой, по шесть, а то семь раз:
в его характере всегда жила
некоторая безшабашная безбашенность и
умение идти на риск,
даже когда он вовсе не был востребован.
Дважды, неудачливо скатываясь кубарем,
он ломал себе рёбра,
а раз с переломанной ключицей
пришлось отсиживаться ему на даче в Комарово,
какую он снимал для родной мамочки, Раисы Владимировны,
неподалёку от епархиальной дачи,
где бесменно и летом и зимою,
бытовал митрополит Антоний Мельников.
А ухаживала за болящим Лидия Михайловна – "сестра" архиепископа.
Умилительны то были сцены: вытянутая на распорке,
деспотна десница загипсована вместе с предплечием,
сам Кирилл кипит от собственной беспомощности,
а с ложечки Лидушка его и кормит,
и о велие чудо: опосля двух-трёх ложечек
сноровистой лошак становился вдруг кроток,
аки младенчик малой..."
http://kalakazo.livejournal.com/422413.html
вело

Символ веры...

Романы Веры Кетлинской,
как и прочие собрания советских классиков,
я стал коллекционировать - подбирать
в самом конце 80-х,
когда они, хрустящие обложками,
так никогда и никем и непрочитанныя,
аккуратистки оказывались уложенными в стопки
у мусорных баков.
Горбачевская "перестройка"
внесла заметную смуту
в умы отечьего гегемона,
и то, что ещё вчера казалось
кладезем книгочейной мудрости,
что десятилетиями упорливо издавалось
мульонными тиражами,
настойчиво пропагандировалось на каждом углу,
и за что их авторы награждались государевыми премиями,
строили себе дачи в Комарово,
и горделиво носили имя советских классиков,
а о них самих любимых
и их "бессмертном творчестве"
кропались кандидатские и докторские диссеры,
в мгновение ока
обратилось в макулатуру.
В 89-м я впервые открыл у могилы Веры Казимировны
один из её производственных романов,
и с первых же станиц
был увлечён и захвачен,
стихией особливого религиозного опыта и сознания:
партийные ритуалы,
святые мощи у кремлевской стены,
свод сакральных текстов,
обязательных для отскакивания от зубов,
чтимые символы: звезда, красное знамя,
пионерский галстук, парт- или комсомольский билет:
"Клара схватилась за сердце – нет, не за сердце,
за карман спецовки, где лежал маленький красный билет".
(«Мужество» В.Кетлинской)
Партия в ея романах занимает сакрально место Церкви,
парторг – непременно духовный наставник, ежили хотите, духовный гуру,
партбилет – сродни символу веры,
принятие в партию – великая мистерия и, конечно же, таинство
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20482241/...
Пиллигримство

Посреди царских утех...

Каждое моё новое пешешествие по Руси Великой,
начинается по причине  "комка в горле",
словно уже от крайней неспособности 
вздохнуть полной грудью.
Точно сумеречный чухонский ельник,
на окране питерского Вавилону,
в коем мне и приходиться коротать дни своя,
и есть тот Дантов лес,
где каждому из смертных
и суждено безвозвратно плутать,
нарезая  круги
по собственному душевному узилищу:
"Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины"
 http://divina.by.ru/inf01.html
Чухонская тайга,
с напрочь выкорчеванными из нея
аборигенными хуторами,
танковыми гусеницами
отуюженными в ней 
люторанскими  погостами,
и  после воинского лихолетия,
заселённая пришлым гольперекатным людом,
доселе томится  своим -  без роду и племени -
бескорневым пустоцветием:
всё старое и нам инородное
без сожаления было нами же порушено,
а своё родимое - отечье - так вовсе никак и не насаждено,
может быть даже уже и потому,
что насаждать нам уже и вовсе нечего.
Сам Питер провинциального обывателя
блазнит и стращает своим  "нямецко - прусским" благолепием,
ластит око своим хладно 
казарменным  классицизмом,
однако промаявшись три четыре дни,
на Питергофских фонтанах
да в душных лабиринтах Эрмитажу,
любой приокский поселянин,
считает не на дни, а уже на часы
своё тягостливое отбывание
посреди царских утех:
"Всё хорошо  и красиво у вас,
но поскорей бы домой -
в огород - к свояму лучку да клубнике..."
Простите

Колесо беличье

В моём лесу по случаю проехавшее авто
своим одноразово бензиновым шлейфом
выдаёт ощущение блевотины,
в какой мы,
пребываючи во градской цивилизации,
ея вовсе ведь и не замечаем.
И сколько, может, ещё наберётся романтически настроенных
коммунальных сидельцев,
кои выходят на Невский фланировать
ради флирту и, конечно же, "свежаго воздуху".
Даже обладатели этого сладкаго слова "дача"
и то понуждены в нашем сумеречном городке
по полгода горестливо воздыхать,
вдыхаючи спёрто кисло-настоянной запах
городского обустроя,
о своём на 101-м
блаженно помещичьем,
на шести сотках, буратинном домике,
вкруг коего, как в Ерофеевском "Москва-Петушки",
и щебечут беспрестанно
райские птахи.
А как быть с теми, кто за городом и вовсе не бывает
и всего себя отдаёт "карьере",
и, будучи беспрестанно впряжённым в беличье колесо,
превосходным из него исходом,
мечтает о колесе уже более просторнейшем,
где и крутить можно с большим размахом,
и почитать эту блаженную смену
малого колеса на большее
за самую лутьшую удачу
в своей жизни...