Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

СУПчика хочится

Кто-нибудь обьяснит этим ребятам в митрах...

Паси овец пастырь из церковной глубинки достопочтенный pontific_papa:


«Архиерейская...

Был недавно на архиерейской службе. Архиерей рассуждал о молитвословах и молитвенных правилах. Всё было в стиле " мы должны, мы обязаны".
Кто-нибудь обьяснит этим ребятам в митрах, что никто и ничего не должен? Мир изменился.
Молодёжь забрасывает в личке богохульными и атеистическими сообщениями.
У меня стойкое ощущение, что большая часть ( или все?)епископов живёт где-то далеко на Марсе. И на этом прекрасном Марсе их окружает православный благочестивый народ, который с утра до ночи читает молитвенные правила. И всё это под заботой благочестивых правителей, которые только и думают, как укрепить веру на Марсе.
А если серьёзно, то грустно всё это».

отсюда
СУПчика хочится

Основы Библейской космологии...

Из утренней почты:

Отец Александр Ильменский:


"Достопочтеннейший отче! Высылаю на Ваше усмотрение начатки моих трудов, которые я решился выставить на всеобщее обозрение. Если сочтёте возможным разместить их у себя, буду признателен.
К настоящему времени на умеренно конспирологическом сайте "Инфо-Макс" опубликовано три части под общим названием "Основы Библейской космологии". Большая часть публики, ошивающейся там, верит в космических богов и ждёт их со дня на день.
Я взялся утверждать обратное. Как это вышло, судите сами.
Опубликованное можно посмотреть по этим ссылкам:
http://infomaxx.ru/pisma-chitateley/osnovyi-bibleyskoy-kosmologii.html

http://infomaxx.ru/pisma-chitateley/osnovyi-bibleyskoy-kosmologii-chast-2.html

http://infomaxx.ru/pisma-chitateley/osnovyi-bibleyskoy-kosmologii-chast-3.html

Там пока ещё зависла четвёртая тема. В приложении даю все темы в оригинале. Намерен продолжать, полагая что сейчас это крайне необходимо.

С надеждой на общение, Александр".


P.S. Велия просьба к моим читателям:
дать богословскую оценку труда отца Александра.
СУПчика хочится

И она утонула...

В продолжение темы "Апология ебископа Лукиана Куценко"...:

Что такое в современном отечьем раскладе
"Освящение баллистической ракеты"?
Совершение чина "на освящение всякой вещи",
ни к чему никого не обязывающее
или введение потребителя в сознательное заблуждение,
что "освящение ракеты" есть некий вид магического камлания,
после свершение коего ракете даруется некий "оберег"
и защита от неудачного запуска?

Скорей всего, последнее.
И религиозным невежеством чиновников Роскосмоса
пользуются "ебискупы на Мерседесах": Collapse )
Простите

Звездолет "Андрей Кураев"...

Ученик и последователь Андрея Кураева, он же iamiskusitel,
автор Легенды о красном драконе,
воцерковленный исключительно на книгах и текстах Андрея Кураева
и неуместный совопросник века сего,
разродился "остросюжетной научно-религиозной фантастикой".
Текст – провокационный, не для слабонервных,
не для православно-великовозрастных деток и не для дам-с:
С конспектом сей фантастики можно ознакомиться по ссылкам: здесь, здесь, здесь и здесь.


P.S. Творчество эпигона и ученика отца Андрея – итог 25-летнего миссионерства опального протодиакона:
"отмиссионерить по самое не могу". –
Вот это то самое и есть...
Простите

Черная дыра иль дырка от бублика...

Три года кукловодства Северной Пальмирою
дуже набожных господина Полтавченко
и его верного Санчо Пансо, Василия Николаевича Кичеджи,
запомнятся культурным учереждениям
культурной столицы матушки России
тотальным секвестированием и глобальным сокращением
выдаваемых им на поддержку штанов
бюджетных пенязей: "Ежили экономить - то на балалайках!"
В 2013-м году Василий Николаевич успешливо сэкономил
для городской казны аж 63 миллиона деревянными
только на одних токмо "постановочных",
выдаваемых годом раньше драматическим театрам
на новые премьерные спектакли.
Когда в конце 2013-го решили распознать судьбу сих пенязей,
то в городском бюджете их попросту не обнаружили:
изъятые из, и без того худых,
режиссерских, художных и актерских карманов,
они чудесито аннигилировались еще в начале года
в непонятно какую "черную дыру"...
возвращение к нощи

Испившийся из копытца...

В самую нощь пред Рождеством новаго 1998-го году,
в сумеречных хлябях небесных,
баражировала огненно рыжая комета -
то Вадим Мироныч Лурье,
попавшись в очередной - 1001-й раз
на подлоге и лукавом обмане
http://kalakazo.livejournal.com/604247.html
нарезал круги,
пролетая якоже фанера
под северопальмирским Парижском:
"Что поделать - пролетел с вожделенным поповством
и у зарубежников, и у греков старостильников -
ничего не остаётся как бедному Васятке
подаваться к истинутоправославным Суздалитам.
Что с того что ихний колодезь водицы живой,
отпахивает тухлым болотцем?
А десница суздалитского пахана пререкаема
и абсолютно нерукопожатна?
Разве не приходиться по пути в храм
вляпываться в собачье дерьмо?
Ну и что - это ведь токмо всего один раз
и нужно то испить из копытца,
а стану ли я опосля этого козлёночком,
или напротив - Отцом Церкви,
это мы ещё, братцы мои кролики, посмотрим!"
СУПчика хочится

Разбитной малой...

Вспыхнувшая звезда,
пронеслася по небосклону
огненным метеором,
и недотянув даже до середины,
вскорости и потухла.
Ангелы же,
давно уже "отвернувшиеся от нас",
дружненно, на глас шестый,
востенали хором:
то ещё один отрок Божий,
на свою дурашливаю погибель,
преступил прихрамовыя врата.
К тому времени когда это
скорбное событие случилося,
все церковные роли были уже разобраны:
и среди "мёртвых душ"
шустро миссионерящаго Чичикова,
и прекраснодушнаго во всём Манилова,
и прижимистаго Собакевича,
и крохаборственной Коробочки.
Оставалась только роль Ноздрёва -
рубахи парня, забияки, драчуна дуэлянта,
и ежили уж пристало нашему герою
на церковенной ниве скоморошить,
то именно в облике сего "разбитного малого":
"... станут говорить, что теперь нет уже Ноздрева.
Увы! несправедливы будут те, которые станут говорить так.
Ноздрев долго еще не выведется из мира.
Он везде между нами..."
http://az.lib.ru/g/gogolx_n_w/text_0140.shtml
СУПчика хочится

(no subject)

Серёженька П.
горбился у себя в мастерской
начиная уже спозаранку,
без маяты и расскачки,
как оно и подобало
какому-нибудь фламандскому подмастерью.
Создавал он всё "малых голландцев",
причём всегда брезгуя и гнушаясь
подённой копиистикой,
а ваяя всегда что-нибудь
на сегодня новенькое.
Из прошлого совсем как-то
напрочь слиняла школа
с её чёрным квадратом грифельной доски,
училкой с копной на голове
взбыченного термоядернаго взрыву,
ежедневной шестичасовой каторгой
непроходимой блевотной скуки
и этим самым загривным холодком,
что завтра будет снова "то же самое":
доска, какую Малевич когда-то,
как провокацию,
как напоминание о архаичных
подростковых страхах,
как контра-гимназию
и запузырил
обомлевшим буржуа;
и этот самый вздыбленный пузырь
матронной причёски
древнеегипетской жрицы,
чтоб снова наводить священный ужас,
одним только своим собственным зрелищем...
В МУХе, где он учился "монументальной живописи",
был изначально полный расслабон:
приползавшие к двенадцати,
совсем ещё заспанные
и неразмаянныя преподавашки,
какие сами давно были полным нулём,
и они и научить ничему
тоже уже
и не хотели, и не могли.
Оставались только проходные коридоры Эрмитажу,
где в совсем притемнённом углу
обнаруживалась полинялая картинка,
с закатанным в лёд каналом,
насупившейся мельницей
и грузными обывателями,
рассекавшими на санках и
прилаженных к ботинкам
коньках.
Становилось тошно уже от
совсем скорого понуждения
висеть в люльке
посередь пятиэтажной грани
очередной хрущёбы,
смурно малюя и
раскрашивая по клеткам
шестнадцатиметрового космонавта,
потом такую же высотную доярку
и уже "позади" - испужанный взглядец
очкарика "интеллигента" -
строителей нашего "светлого" коммунизму.
Вот и выбрал Серёженька "подполье",
батрачный неразгибон "на чужого дядю",
но зато с водушевлением и даже экстазом,
ибо и по ночам ему грезилась
эта сумеречная Фламандия,
ея мужиковатыя рожи,
с лукавинкой и обормотством,
правом на опивство и
полную безбашенность,
какой-то совсем другой,
неведанно "распоясанной" отчизны.
Новоявленную работу Сереженьки
прятали на три месяца
в придуманную космическим умельцем
"барокамеру",
где она, пронизанная
научно-выверенным ультрафиолетом,
сыростью и даже ультразвуком,
старилась чуть ли не древнегреческого состоянья.
И когда покойный Антоний,
тогдашний митрополит Ленинградский,
собравший неплохую коллекцию вееров,
зонтиков,
клеймённого фарфора,
показывал мне и своё собрание
"малых голландцев",
на девяносто процентов состояших
их Серёженьких работ,
меня всегда умиляло,
насколько его полотна
ярче, живее и оригинальней
самых что ни на есть
подлинных "оригиналов".
Простите

Настойчивый

Мне снился долгий, упорный, настойчивый звонок в дверь.
Я также во сне упорно спал,
не хотел ни вставать,
ни тем более открывать.
Когда же я открыл,
то увидел лестничную площадку того дома, где я родился,
а на лестнице – множество бабушек в платочках,
точно тоже из моего детства, следовательно, уже "ушедших".
Оказалось, что у нас отключили воду
и разливали ее из аллюминевого бидона
маленькой эмалированной
щербатой – с отбитым краем – железной кружкой...
Ночью, выходя из дома, как в детстве, определяю температуру
по скрипу снега под ногами,
по густоте "пара" изо рта,
по ясности неба надо мною,
по отчетливости Северной Полярной звезды,
которую ищу между сосновых крон,
сначала обретая созвездие Большой Медведицы
и затем устремляясь к кончику ее острия.
Какое это все-таки счастье –
выйти из дома,
стать сразу на лыжи
и сразу оказаться в лесу.